Финно-угорский народ победил в суде Шведское государство

За жителями саамской деревни Йирьяс признали право самим распоряжаться окрестными охотничьими и рыболовными угодьями

Saamy_v_Svedskom_sude

Суд города Елливаре – столицы одноименной коммуны на севере Швеции – вынес в длившейся с 2009 года тяжбе решение в пользу представителей коренного народа, пишет ScandiNews со ссылкой на интернет-издание The Local.

Вердикт соответствует принципам шведской юридической практики. Они позволяют закрепить на бумаге права, которыми истец долгое время обладал де-факто, хотя они не были оформлены должным образом.

Саамы живут на севере Скандинавского и Кольского полуостровов со времени последнего Ледникового периода, то есть более 10 000 лет. Как объявил судья, они «обладают исключительным правом охотиться на мелкую дичь и заниматься рыбной ловлей» в окрестностях Йирьяс.

«Мы пришли к заключению, что деревня саамов долгое время – по крайней мере тысячелетие – использовала эту землю для охоты и рыбной ловли», – цитирует информационное агентство слова судьи Кристера Торнефорса.

Шведская федерация саамов приветствовала решение суда с «радостью, удивлением и облегчением». Однако, в заявлении представителей коренного народа победа с осторожностью оценивается, как «частичная». Власти королевства, скорее всего, оспорят решение суда Елливаре. В Министерстве юстиции пообещали отреагировать после того, как «во всех деталях изучат постановление суда».

Йирьяс — поселение лапландских оленеводов. В ведении старейшин деревни находятся около 5500 квадратных километров. Шведская федерация саамов поддержала иск против властей королевства, поданный от имени жителей Йирьяс в 2009 году. Саамы оспаривают изменения в национальном законодательстве, вступившие в силу в 1993 году. Они позволили всем – не только саамам – рыбачить и охотиться на землях, традиционно принадлежавших коренному народу.

Между подачей иска и оглашением судебного решения по делу «Саамы против Швеции» прошло семь лет.

Помимо признания исключительного права местных жителей на охоту и рыбалку в окрестностях их деревни, суд также обязал государство выплатить саамам компенсацию в размере 7.2 миллионов крон ( €770 000; $853 000).

Источник: ScandiNews

11 комментариев

Filed under Новости

11 responses to “Финно-угорский народ победил в суде Шведское государство

  1. Кам

    Плохо в бубен бьёт саам-ненец… Кам Коля хлещет водки много.

  2. аноним

    блин! имеются же Люди!!

  3. Сергей Федорович Романов

    Когда же финноугры россии хоть кусочек себе отсудят ???
    думаю пока эта грабительская власть это нереально.Я сам финно-угр мещерского края Подмосковия , Гуслицы, племена меря давно исчезли и потомки даже не осознают себя финноугорским народом.
    подробне у краеведа Гуслиц Михайлова С С.

    • Урал и Поволжье

      Речь в главную очередь не о потомках, «не осознающих себя финноугорским народом» Подмосковия, а о конкретных этносах.

  4. Уведомление: Финно-угорский народ победил в суде Шведское государство — IREKLE SYUZ СВОБОДНОЕ СЛОВО

  5. Финно-угорский народ победил в суде Шведское государство

    Попробовали ли они с Россией связаться, сразу в пыль бы превратились! Без полезно тут разговаривать о каких-то правах,
    каких-то законах. Закон тут один — ЗНАЙ СВОЁ МЕСТО,
    не мешай тут нам великую россию строить.
    Не до вас тут! итак проблем хватает?

  6. Аноним

    Хорошо, что справедливость восторжествовала.

  7. Аноним

    В России саамов моментально бы экстремистами признали. У нас исключительные права только у олигархов и чиновников.

  8. Тюрки - коренные жители Алтая

    КАСТРЕ́Н (Castrén) Ма­ти­ас Алек­сандр (Мат­вей Хри­стиа­но­вич) [20.11(2.12).1813, с. Тер­во­ла, Улеа­борг­ская губ., Вел. кн-во Фин­лянд­ское – 25.4(7.5).1852, Гель­синг­форс], рос. и финл. язы­ко­вед и эт­но­граф. Из се­мьи пас­то­ра. Окон­чил от­де­ле­ние греч. и вост. язы­ков фи­лос. ф-та Алек­сан­д­ров­ско­го ун-та в Гель­синг­фор­се (1836), где под влия­ни­ем тру­дов Р. К. Ра­ска об­ра­тил­ся к срав­нит.-ис­то­рич. изу­че­нию язы­ков и фольк­ло­ра на­ро­дов Сев. Ев­ра­зии. В 1841 К. стал ав­то­ром пер­во­го пол­но­го пе­ре­во­да «Ка­ле­ва­лы» (на швед. яз.). В 1838–44 со­вер­шил пер­вые по­езд­ки для сбо­ра лин­гвис­тич. и фольк­лор­но­го ма­те­риа­ла в Ла­план­дию, Ка­ре­лию, на се­вер Ар­хан­гель­ской губ. и Зап. Си­би­ри, где изу­чал саа­мов, нен­цев и ко­ми-ижем­цев. В 1845–49 пу­те­ше­ст­во­вал по Зап. Си­би­ри, Сая­нам, За­бай­ка­лью, дос­тиг Нер­чин­ска, изу­чал нен­цев, хан­тов, сель­ку­пов, ке­тов, эвен­ков, эн­цев, нга­на­сан, ка­ма­син­цев, кот­тов, кой­ба­лов, то­фа­лар. Со­би­рал эт­но­гра­фич. кол­лек­ции. Изу­чал ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ки Фин­лян­дии, Ка­ре­лии, се­ве­ра и се­ве­ро-во­сто­ка Ев­роп. Рос­сии, Ми­ну­син­ской кот­ло­ви­ны и За­бай­ка­лья. Ис­поль­зо­вал со­вер­шен­ную для сво­его вре­ме­ни ме­то­ди­ку по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, од­ним из пер­вых при­внёс си­сте­ма­ти­за­цию и ти­по­ло­гию в ев­роп. ар­хео­ло­гию. Им бы­ли вы­де­ле­ны древ­но­сти др. саа­мов (т. н. ло­пар­ские на­сы­пи – ос­тат­ки от­кры­тых оча­гов, жи­ли­ща – по­лу­зем­лян­ки с ко­нич. по­кры­ти­ем, лов­чие ямы) и за­во­лоч­ской чуди на Пи­не­ге и Ме­зе­ни (ка­мен­ные мо­гиль­ни­ки и ук­реп­лён­ные по­се­ле­ния). В 1847 на сред­нем Ени­сее и в Сая­нах рас­ко­пал 30 кур­га­нов разл. эпох, за­ри­со­вы­вал из­вая­ния, ко­пи­ро­вал с вы­со­кой точ­но­стью на­скаль­ные ри­сун­ки и над­пи­си (у го­ры Ог­лах­ты, де­ре­вень Аба­ка­но-Пе­ре­воз, Тесь, Ула­зы, Крас­ный Ка­мень, Май­да­ши, на ре­ках Си­сим и Би­рю­са). Им сде­ла­ны ин­те­рес­ные на­блю­де­ния о дет­ских за­хо­ро­не­ни­ях, их рас­по­ло­же­нии в кур­га­нах от­но­си­тель­но взро­слых, впер­вые оп­ре­де­ле­на ка­те­го­рия впу­ск­ных по­гре­бе­ний. Член-со­труд­ник РГО (1850). В 1851 стал пер­вым проф. фин. язы­ка и ли­те­ра­ту­ры Алек­сан­д­ров­ско­го ун-та в Гель­синг­фор­се. К. – ав­тор тру­дов по грам­ма­ти­ке фин., эст. и са­ам­ско­го язы­ков, грам­ма­тик и сло­ва­рей ко­ми-зы­рян­ско­го, мар., хан­тый­ско­го, то­фа­лар­ско­го, эвенк., бу­рят., кет­ско­го, котт­ско­го язы­ков, кой­баль­ско­го диа­лек­та ха­кас. яз., срав­нит. грам­ма­ти­ки са­мо­дий­ских язы­ков (в т. ч. ка­ма­син­ско­го язы­ка). Соз­да­тель тео­рии об­ще­го про­ис­хо­ж­де­ния тюрк., монг. и тун­гу­со-маньч. язы­ков (ал­тай­ская тео­рия), ги­по­тез о юж. и вост. про­ис­хо­ж­де­нии фин­но-уг­ров и са­мо­дий­цев, о род­стве ураль­ских и ал­тай­ских язы­ков, об­щую пра­ро­ди­ну ко­то­рых он по­ме­щал на Ал­тае-Са­ян­ском на­го­рье. За­ни­мал­ся про­бле­ма­ми свя­зей язы­ков на­ро­дов Сев. Азии и сев.-амер. ин­дей­цев. В изу­че­нии пер­во­быт­ных ве­ро­ва­ний стал пред­ше­ст­вен­ни­ком Э. Б. Тай­ло­ра.
    https://bigenc.ru/ethnology/text/2051315

  9. Тадар

    “…Во времена Кастрена родство финно-угорских языков было известно, и эти языки было принято делить на две группы: западные, или «финские», и восточные, или «угорские». В то же время положение самодийских языков было совершенно неизвестным, тем более, что никаких надежных данных по этим языкам у ученых не было. Это и было причиной того, что он занялся в первую очередь исследованием самодийских языков, которых в его время было всего пять: ненецкий, энецкий, нганасанский, селькупский и камасинский (самодийский маторский язык исчез за несколько лет до приезда Кастрена в Минусинский край). Самодийские языки являлись для него как раз тем недостающим звеном, которое могло cвязать «финские» и «угорские» языки с более восточными языками. Он полагал, что языки двигаются по карте вместе со своими носителями. Этот взгляд он представил в популярном виде публике города Гельсингфорс на лекции о «колыбели финского народа». По его мнению, предки финнов когда-то жили на Алтае (куда он включал и Минусинскую котловину), откуда постепенно мигрировали через Урал до берегов Балтийского моря. Тюрки, монголы и тунгусы соответственно мигрировали в разные другие стороны от общей алтайской прародины.
    Подводя итог своим исследованиям, Кастрен писал: «Разыскания о происхождении самоедов и енисейских остяков завели меня в область языков тюркского и монгольского. Заметок о тюркском, или татарском, наречии у меня набралось столько, что со временем я надеюсь составить татарскую грамматику с хрестоматией и словарем. Почти столько же собрано мною и для наречий монгольского и бурятского.
    Из прочих сибирских народов особенно занимали меня минусинские татары как нравами и обычаями, так и религиозными их понятиями. Этнографическое описание их – также одно из моих предположений, оно кажется мне необходимым, потому что минусинские татары значительно отличаются от остальных сибирских соплеменников своих…”.
    [Научное обозрение Саяно-Алтая № 4 (20) 2017].

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.