Как в России уничтожают марийский язык

Katajeva_Idel-RealiiПосле принятия поправок к федеральному закону об образовании, касающихся изучения родных языков, в национальных республиках продолжается обсуждение, чем обернётся правоприменение всех внесённых изменений. Корреспондент «Idel.Реалии» поговорил об этом с министром образования республики в 1998-2001 годах, общественным деятелем Риммой Катаевой. Катаева рассказала о функционировавшей с конца 1980-х системе обучения на родных языках, о том, что происходило в сфере национального образования в Марий Эл в 2000-е и что может быть позитивного в принятии поправок, касающихся обучения на родных языках.

«Амплитудные колебания продолжаются»

— В 1950-е, когда я училась в пятом классе Большепаратской школы (Волжский район Марийской АССР) нас поделили: те, кто учится в марийском классе, и тех, кто без родного марийского языка. По желанию родителей меня записали учиться по русской программе. Прошёл пятый, шестой, седьмой класс, поступает команда сверху — больше не делить учеников по принципу языковых классов. И снова все в одном классе, изучаем марийский язык и марийскую литературу.

Эти амплитудные колебания продолжаются до сих пор.

В конце 1980-х в Российской Федерации (РСФСР в составе Союза Советских Социалистических Республик, СССР) было создано министерство образования (произошло слияние министерства просвещения РСФСР и Государственного комитета РСФСР по профтехобразованию), пришла новая команда, которая поставила задачу развить систему национального образования. При министре создали федеральный совет по проблемам национального образования. Представитель республики входил в этот совет. Всего было 120 таких консультантов-советников. Они получали зарплату напрямую из министерства образования России, местом их работы был регион, который они представляли. Этим консультантом была с 1988 года я. Кроме того, я входила в экспертную группу министерства образования по созданию учебно-методических пособий для обучения на родных языках. Я рассказываю об этом, так как тогда был создан механизм реализации задачи создания национального образования, обучения на родных языках. Сейчас, когда изменения в закон об образовании, касающиеся обучения на родных языках принят, будут применять возможно такую же или похожую схему.

— Почему эта проблема возникла сейчас?

— Потому, что весь этот созданный в 1990-ые годы в России механизм был уничтожен. Он просуществовал примерно до 2000 года.


«Мы были уверены, что необходимо изучать и использовать марийский язык»

— Что происходило в Марий Эл с образованием на родных языках в 1990-е годы?

— В 1992 году меня перевели из аппарата Минобразования России в аппарат правительства Марий Эл в службу заместителя главы правительства республики по социальной политике консультантом по вопросам образования и науки. Параллельно я совмещала обязанности консультанта по вопросам национального образования в службе госсекретаря. Затем, в 1997 году с должности руководителя службы замглавы правительства республики была переведена в аппарат Минобразования Марий Эл, назначена заместителем министра образования. Я курировала, в том числе и вопросы национального образования. В 1998 году стала министром образования. Я специально так подробно это всё рассказываю, чтобы показать, какой тогда была система подготовки кадров, какую большую подготовку проходили министры. Так было по всей стране.

Бардак начался, когда приняли Федеральный государственный образовательный стандарт без национально-регионального компонента

В министерстве образования республики был отдел проблем национального образования. Тогда активно работал Институт национальных проблем образования, его филиалы были во всех регионах страны. Функционалом этого института были задачи обеспечения условий для обучения родным языкам и на родных языках, необходимо было формировать редакционные, авторские группы, объявлять конкурсы на написание учебников, решать вопросы их издания, обеспечения всеми учебниками по программе обучения и воспитания, по базисному учебному плану, утверждённому министерством образования России и Марий Эл. У нас была поддержка правительства.

Все образовательные организации республики были охвачены национальным образованием, это касалось каждой школы, детского сада, в том числе и в Йошкар-Оле. Помогал стандарт образования, базисный учебный план. В 2003-2005 годах трёхкомпонентный (федеральный, национально-региональный и местный) стандарт образования, утверждённый на федеральном уровне, давал возможность, хоть и небольшое число часов, но преподавать на государственных языках и родном языке (по Конституции Марий Эл, государственными являются русский, марийские луговой и горный языки).

В Законе «Об образовании» Республики Марий Эл (республика приняла его в числе первых трёх регионов в России) была предусмотрена статья об ответственности за неисполнение Закона «Об образовании».

В период работы первого президента Марий Эл мы сделали всё возможное для того, чтобы конституционное право граждан пользоваться родными языками, наряду с русским было реализовано, это было закреплено законодательно в Конституции республики (принята 24 июня 1995 года). Были разработаны более пятидесяти нормативно-правовых документов, в том числе концепция национального образования.

Мы в Марий Эл знали и верили, что есть народ мари, есть носители языка, необходимо изучать и использовать марийский язык в жизни

Вместе с Законом «Об образовании» мы приняли Закон «О языках». Конституция держится на законах о языках и образовании. Они и сегодня существуют. В Законе «О языках» сказано, что каждый имеет право использовать свой родной язык: говорить, читать, писать, думать, проводить мероприятия на родном языке. То есть, дело не совсем в одном Законе «Об образовании», как многим кажется. Он принят для исполнения, для организации исполнения Конституции и Закона «О языках». Чтобы защищать права и русскоязычных и любых граждан страны. Сейчас, когда обсуждают Закон «Об образовании», забывают о языковом законе.

Мы в Марий Эл знали и верили, что есть народ мари, есть носители языка, необходимо изучать и использовать марийский язык в жизни. А в 1993-1994 годах начинается отход в аппарате министерства образования Российской Федерации от этой линии организации национального образования. В регионах всё держалось ещё на «старой закваске». До 2003-2005 года национально-региональный компонент был в стандарте образования и сохранялся.

— Сколько было в 1990-ые годы часов обучения на марийском языке, на родных языках в школах Марий Эл?

— Три-пять часов. До шести. Примерно то, что в Татарстане и сейчас. В 1998 году, по базисному учебному плану для общеобразовательных школ, марийский язык как государственный изучался с 1 по 11 класс два часа в неделю, ещё час отдавали истории и культуре народа мари. В марийских школах сохранялся родной нерусский язык обучения в 1-4 классах. Родной язык и литература преподавались шесть часов в неделю, ещё час — история и культура народа мари. В марийских школах с преподаванием на русском языке (1-11 классы) родной язык и литература преподавались 4 часа в неделю в 1-5 классах, три часа — в 6-9 классах и два часа в неделю в 10-11 классах. По девятый класс включительно изучали в этих школах историю и культуру народа мари. В татарских, чувашских и удмуртских школах на территории республики изучали 2-4 часа в неделю родные языки, по часу марийский (государственный) язык и историю и культуру мари.

В 1998-1999 учебном году из 125 тысяч школьников 70 тысяч изучали марийский язык, 41 тысяча изучала его как государственный. Родные языки — марийский, татарский, удмуртский, чувашский изучала в республике 31 тысяча детей.

— Когда произошло сокращение?

— У нас после 2001 года. Стали преподавать 1-2 часа.

«Кончайте с марийским компонентом»

— Что изменилось в 2000-е годы? Есть много утверждений и свидетельств, что при бывшем главе Марий Эл Леониде Маркелове система образования на марийском языке была серьёзно пересмотрена. Правда, недостаточно информации — как и почему это произошло.

— Бардак начался, когда приняли ФГОС (Федеральный государственный образовательный стандарт) без национально-регионального компонента. Это было уже при третьем президенте республики (на выборах в конце 2000 года победил Леонид Маркелов). В 2002 году национальное движение выразило Маркелову недоверие, тогда прошёл митинг общественности. В то время уже шла «оптимизация школ». На уровне Российской Федерации и Марий Эл пришли новые кадры, национально-региональный отдел в министерстве прекратил своё существование, Институт национальных проблем в образовании стал называться Институтом развития образования (их объединили). В Марий Эл филиал института ликвидировали, он был включён в состав Марийского института образования как лаборатория.

Родители стали от воспитателей детских садов в городах и деревнях слышать: «Почему ваш ребёнок не говорит по-русски? Говорите дома по-русски»

Недавно я общалась с одной из заведующих детским садиком о том времени. Она рассказала, как их собрали в управлении образования Йошкар-Олы и сказали: «Кончайте с марийским компонентом, хватит играть в национальности». И потихонечку в садиках перестали использовать марийский язык, убрали воспитателей под видом оптимизации.

Если в детском садике сократили ставку воспитателя, владеющего марийским языком, кто будет проводить мероприятия на родном языке? Негласно была дана команда проводить все занятия в садиках только на русском. Родители стали от воспитателей детских садов в городах и деревнях слышать: «Почему ваш ребёнок не говорит по-русски? Говорите дома по-русски». И в начальные школы стали приходить дети, говорящие только по-русски. Появилась проблема с набором классов, кадрами учителей, говорящих на марийском языке.

В 2018 году численность детей, изучающих марийский язык, серьёзно сократилась. По данным министерства образования (ответ на официальный запрос общественной организации «Марий Ушем»), марийскому языку как государственному обучают около 12 тысяч учащихся начальных классов и около 4 тысяч детей в дошкольных учреждениях. В детских садах это происходит в форме кружковой деятельности, в школах марийский государственный преподают 1-2 часа в неделю. Марийский как родной преподаётся для примерно 4,5 тысяч учащихся начальных классов. Изучают его 2-3 часа в неделю. В детских садах 2215 детей воспитываются на марийском языке.

Основная причина — изменение в политике российского министерства образования. А в регионах вольно или невольно стали этим пользоваться. В Татарстане, где наиболее активно работали по родным языкам, имели хорошие контакты с тюркоязычными регионами бывшего Советского Союза, работа оставалась на прежнем уровне. Финно-угорский компонент держался до последнего. Но происходили структурные институциональные преобразования, сокращались специалисты. В министерстве образования республики остался один специалист, ведающий проблемами национального образования, которого сейчас нет. За эту тему отвечает сотрудник отдела общего образования. На предложение общественности открыть отдел национальных проблем образования пришёл ответ — отказ.

До 2001 года у нас в Марий Эл была плеяда правительственных чиновников — носителей марийского языка, которые понимали необходимость развития, целесообразность обучения детей родному языку. Они прошли школу подготовки кадров на родном языке. Приведу такой пример: в 1990-ые годы совещания в правительстве республики проходили на марийском языке, их проводил госсекретарь Николай Фёдорович Рыбаков.

После того, как разрушилась структура на уровне Федерации, на уровне региона, перестала работать система, обеспечивающая национальное образование в районах. Сокращали как раз и педагогических работников, занимающихся национальным образованием.

Поступает команда — нужно сократить трёх человек. Кого сократить? Сокращали учителей марийского

К сожалению, у нас сейчас министр образования республики не владеет марийским языком, первый зам тоже не владеет. Мы обратились к Александру Евстифееву (глава Марий Эл с сентября 2017 года), когда общественность заговорила о восстановлении структуры национального образования, попросили назначить на должность замминистра, отвечающего за марийский язык, национальные языки в Марий Эл, специалиста, владеющего марийским языком, мари.

Сегодняшняя ситуация рождена самой историей развития нашего государства, произошли структурные изменения. Но они должны быть обратимы.

— И всё же, причина сокращения часов преподавания на марийском, увольнения учителей — больше она административная или экономическая?

— Прежде всего экономическая, затрагивающая весь социум. Что такое школа? Это численность детей, финансирование — подушевое. Всё зависит от управления. Управленцы определяют источник финансового и экономического обеспечения, считают, на ком сэкономить можно. У кого отнять? Тогда решили, у кого отнять — у школ. Сократить часы преподавания, количество педагогов…

Приведу пример по Йошкар-Оле: поступает команда — нужно сократить трёх человек. Кого сократить, когда управлению образования было сказано: «Кончайте вы с вашим марийским»? До 2000 года так не говорили. Конечно, сокращали учителей марийского языка, воспитателей. Порою верхи не знают, что творят, а страдают низы.
«Центр национализма»

— Как все изменения, о которых вы говорили, коснулись системы подготовки кадров для национального образования?

— Собираясь в общественной организации мы обсуждали злободневные вопросы и ругали и директоров школ. А ведь они, имея собственное мнение, вынуждены принимать тот диктат, который насаждается сверху. Вот тебе часы, это учебная нагрузка — раз в неделю и два раза в неделю. Для её выполнения в школе должны быть два учителя. Куда остальные уйдут — неинтересно. За несколько лет оптимизации были изгнаны настоящие преподаватели родных языков. Как вернуть их сейчас? Опытные ушли, а молодых ещё не успели подготовить. Высшая школа и средние специальные учебные заведения, на примере Марий Эл, они получали заказ на подготовку педагогов. Цифры идут снизу на «верха», заказчику — Минобразования России и Марий Эл. Раньше была система целевой подготовки, контрольная цифра приёма. Она сейчас утверждается на уровне Минобрнауки России, спускается для исполнения в «низы» — высшие и средние учебные заведения.

В 2007 году «убили» Марийский педагогический институт, объединили его с Марийским госуниверситетом

Так, наше Оршанское педучилище — там сейчас уже не готовят кадры для детских садиков. Нет заказа. Факультет начальных классов у нас был в пединституте. Где он? Это всё в республике уничтожено с 2001 по 2017 год. Почему не говорят по-марийски в садике? Министерство образования не даёт заявку на подготовку кадров. А зачем тогда факультет дошкольного образования, зачем факультет начальных классов? В результате оптимизации закрыли малокомплектные и начальные школы. Они были базой обучения на родных языках.

В 2007 году «убили» Марийский педагогический институт, объединили его с Марийским госуниверситетом. Меня, после ухода из министерства образования пригласили в пединститут в качестве проректора по социальным вопросам и воспитательной работе. Ректором был Валериан Александрович Егоров (бывший главный федеральный инспектор по Марий Эл, сейчас — судья Конституционного суда республики). Мы попытались возродить уровень педагогической подготовки и в национальном образовании. Появились авторы, которые писали учебно-методические пособия для школ, средних и высших учебных заведений. Их признало экспертами министерство образования России. Для того, чтобы поднять статус, значимость специалистов марийского языка, создали Институт финно-угроведения. Создали на общественных началах центр финского языка. Проблемы марийского языка, благодаря руководителям тогдашнего пединститута были подняты на финно-угорский уровень. В то же время вуз стали называть центром разжигания межнациональных страстей, сделали врагами властных структур того времени. Центр национализма — и финно-угров собирают, и конгрессы проводят и так далее… Эта проблема была создана искусственно, путём сталкивания мари с мари. Стали игнорировать «Марий Ушем», хотя все общественные организации работали и работают, дополняя друг друга.


Возврат в 1990-е

— Когда возникло требование получать письменное согласие родителей для изучения ребёнком в школе родного языка? О такой практике рассказали представители минобразования Марий Эл в начале нынешнего года на «круглом столе», организованном «Марий Ушем» для обсуждения языкового вопроса.

— Это прозвучало в тексте доклада от министра образования. Он был составлен в недрах министерства и министром было дано поручение руководителю отдела: «Читать будете вы» (30 января во время «круглого стола» «Марий Ушем» ответ на вопрос о том, как происходит изучение марийского, родных языков в школах республики, дала начальник управления общего и дошкольного образования Ольга Майкова, пришедшая вместо министра образования и науки Марий Эл Наталии Адамовой). Порядок написания заявления при поступлении в школу, который сложился издавна, использован, чтобы объяснить ситуацию. Законные представители ребёнка — родители. Они пишут заявление перед его поступлением в первый класс: «Прошу принять моего ребёнка». О том, на каком языке предполагается обучение, в основном не указывается. Вот, этот факт используется сейчас, чтобы обосновать ответ. Наши папы и мамы пишут обычные заявления о приёме ребёнка в первый класс. И всё. Никаких других текстов заявлений для общественности не было. Сейчас эту форму пытаются использовать для объяснения после выступления Путина в Йошкар-Оле (В столице Марий Эл 20 июля 2017 года состоялось заседание Совета по межнациональным отношениям при президенте России. Выступивший на нём Владимир Путин сказал: «Изучать эти (родные) языки — гарантированное Конституцией право, право добровольное. Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, также недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского»).

Этой зимой, 17 января я была в школе своей деревни, в которой живу, на педсовете. Родители попросили директора школы организовать обучение марийскому языку по облегчённой программе. Не нашлось ни у директора, ни у заместителей слов, чтобы сказать родителям — вы что писали, когда в первый класс отправляли ребёнка? А сейчас что надо было ответить? Учебный год начался, учебный план утверждён. Будем учиться до конца года по плану, как там записано, 1 или 2 часа. А на просьбу должен был ответить, каким образом школа решит просьбу родителей. Это всё мог объяснить и учитель марийского языка. То есть, с родителями не ведётся достаточной работы об использовании родного языка при его преподавании.

— Когда сложился сегодняшний объём преподавания родных языков в Марий Эл 1-2 часа в неделю?

— После 2005 года, когда начали применять Федеральный государственный образовательный стандарт. В нём отсутствует позиция «национально-региональный компонент». Параллельно появился термин «интегрированный курс родного языка».

— Вы говорите о том, что сейчас начинается возврат к созданной в 1990-ые годы системе. То есть, хорошо, что закон о родных языках принят?

— Мы знаем, что ошибки в управлении привели к нынешнему положению. Когда эксперты начали разбираться, они пришли к выводу, что ничего лучше нет, как вернуться к старой схеме. По тем временам у нас в школах были созданы учебники национальных языков. После всех этих страстей, рассмотрения закона об образовании, они к чему пришли? Что надо заниматься учебно-методической базой. Как учить? Чему учить? А кто это должен делать? Следующий этап — подготовка кадров. Система подготовки национальных кадров разрушена. Она привела к тому, что в нашем национальном регионе на вопрос о национальности решили не обращать внимание. Поэтому этот протестный настрой, хоть и тихий бунт, он может привести к большому бунту. Вот чем это опасно. В структуре Минобразования России в первую очередь должна быть создана экспертная группа по концепции национального образования, которая в настоящее время должна разрабатываться. Известно, что планируется создать фонд. Всё это займёт какое-то время.

Этот протестный настрой, хоть и тихий бунт, он может привести к большому бунту. Вот чем это опасно

Федеральный государственный образовательный стандарт, который был принят в 2005 году, до сих пор не получил нужный механизм реализации. Для него не существует инфраструктуры. Только по пяти языкам из 120 создан учебно-методический комплекс. Марийского среди них нет. Филиалы Института национальных проблем образования, институты образования, работающие учителя, педагоги вузов, когда-то были создателями учебников и пособий на родном языке. У них был стимул. Сегодня такого материального стимулирования нет. Написание учебно-методических пособий исключено из аттестационного показателя у вузовских педагогов.

Сейчас функцией издания учебников наделён и институт образования. Но его функция — повышение квалификации учителей. Особая тема — книгоиздание. Нужно создавать учебники и методические материалы, но используя потенциал имеющихся специальных учреждений — Марийского книжного издательства, республиканских комитета печати, министерств образования и науки и культуры, печати и по делам национальностей.

О Римме Катаевой

Свою профессиональную деятельность Римма Катаева начала в 1965 году с работы учителем, позже директором сельской школы. В 1970-е находилась на партийно-комсомольской работе на должностях зампредседателя райисполкома, инструктора обкома КПСС, секретаря обкома ВЛКСМ, председателя республиканского совета пионерской организации.

В начале 1980-х годов Римма Катаева была заместителем председателя Марийского отделения общества охраны памятников. Она — один из инициаторов создания «Книги памяти» жертв политических репрессий в Марий Эл, общества «Мемориал», общественной организации «Марий Ушем», комплекса «Мендурское кладбище» (место массовых расстрелов мирных жителей в 1937-38 годах), придания статуса исторических городов Йошкар-Оле и Козьмодемьянску. С 1990 года была консультантом Министерства образования России, с 1992 — консультантом и руководителем службы в Правительстве Марий Эл. В 1997 году назначена первым заместителем министра образования республики. С 1998 по 2001 возглавляла министерство. В 2003—2008 годах была проректором Марийского государственного педагогического института, начальником центра довузовской подготовки и профориентационной работы МарГУ.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Дмитрий Любимов

Источник: Idel.Реалии

1 комментарий

Filed under Статьи, интервью

One response to “Как в России уничтожают марийский язык

  1. Аноним

    Помню Катаева на съезде Марий Ушем отказалась выдвигаться в правление. Объяснила причину, что будет работать при власти. Иии что? Где она? Ничего не произошло. Обманули и её и других. Люди самонадеянно поверили, любят себя великих борцунов. Кинули и использовали Марий Ушем, им эта роль нравится. Не видно, не слышно. Сами себя сломали

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.