«Савик» в Горномарийском театре

Savik_gr_foto24 октября в Горномарийском драмтеатре открылся новый театральный сезон. Труппа представила на суд зрителя спектакль «Савик» по роману Никона Игнатьева в постановке заслуженного деятеля искусств РФ Олега Иркабаева – наша газета уже анонсировала выход этого спектакля. Впечатления от «Савика» остались сложные и противоречивые. Попробуем разобраться.

Право, не знаю, с чего лучше начать: с похвалы или критики. Давайте начнём с похвалы – ею же и закончим.

Во-первых – безупречная сценография. Сценическое пространство построено идеально: сложная система декораций устроена таким образом, что герои могут не только действовать на фоне деревенских хат и городских домов, но и свободно проникать сквозь эти, кажущиеся сплошными, ряды строений. В центре сцены – широкий подиум, помост, — и герои могут одним прыжком взлетать на него, когда хотят возвыситься над массовкой.

Во-вторых – постановка массовых сцен. В спектакле занята вся труппа театра, кроме того, были привлечены самодеятельные артисты. Добрая половина сцен проходит с участием этой массовки – и при этом у зрителя не возникает ощущения беспорядочного движения, так как режиссёр продумал свою мини-роль для каждого артиста. Всё происходит очень динамично и очень естественно.

В-третьих, это хореография и вокал. На протяжении всего спектакля звучат мощные многоголосые хоры – народ поёт песни, комментирующие происходящие на сцене события. Все движения персонажей очень пластичны, выверены до мелочей – словно это не драматические актёры, а профессиональные танцоры балета. Хороши музыка и свет, декорации и костюмы – всё сделано на высоком профессиональном уровне.
Наконец, это великолепная игра актёров – но об этом мы скажем отдельно.

А теперь поговорим о недостатках. И первая претензия будет к драматургии, к литературной основе – самому роману «Савик». Зрителю зачем-то предлагается безнадёжно устаревший взгляд на историю нашей страны (если только режиссёр не собирался сделать революционный спектакль в канун столетия Октября). Нам показывают различные социальные слои общества всё с тех же классовых позиций, на каких стояла наша идеология и культура на протяжении семидесяти советских лет: все власть имущие – бесчестные негодяи, народ – безвинный страдалец. Купцы и лавочники по-прежнему только и знают, что жируют и обманывают народ, «попы» сотрудничают с полицией, а царь является виновником трагедии Кровавого воскресенья. Понятно, что в советское время всё это было в порядке вещей – сегодня же такое воспроизведение пропагандистских советских штампов более чем сомнительно.

Второй существенный минус – трактовка образа главного героя, а точнее, его раздвоение. Савик первого действия спектакля – это воплощение народной стихии, классический шут, скоморох – этакий марийский Ходжа Насреддин, Тиль Уленшпигель, народный любимец Петрушка. Реальному крестьянину из марийской деревни (и персонажу реалистического произведения) никто бы не позволил прилюдно высмеивать представителей власти или, обрядившись в мундир исправника, обходить село за селом, безнаказанно уничтожать платёжные документы, заявляться в дома к богатым людям, срывать им праздники, пировать за их столом… Нет, такое под силу только фольклорному персонажу – и таким он и должен оставаться, иначе рухнет всё здание художественного произведения. Что и происходит со спектаклем. С той минуты, как Савик во втором действии превращается из яркого, харизматичного, родившегося в самой народной гуще героя в обычного (хотя и авторитетного) крестьянина, которого односельчане посылают с прошением к царю, он лишается своей самобытности, а сам спектакль распадается надвое, теряет свою целостность.

В программке спектакля сказано о том, что в своё время Никона Игнатьева клеймили за то, что он «неправильно, политически вредно» изобразил образ большевика-революционера, выведя его как «полудурка, полуидиота». Сейчас автору «Савика» можно сделать прямо противоположный упрёк: зачем он превратил народного героя, воплощающего собой истинно фольклорную стихию, в банального революционера. Очевидно, что внутреннее противоречие было заложено в самом романе «Савик»; и хотя режиссёр спектакля попытался преодолеть это противоречие, до конца ему этого сделать не удалось.

И тем не менее, несмотря на эти существенные смысловые изъяны, спектакль смотрится практически на одном дыхании – и причиной тому, помимо уже названных, бесподобная игра Николая Марышева. Это безусловно талантливый артист, и особенно хорошо удались ему именно сцены, где он играет роль «скомороха». У кого-то, возможно, могло сложиться впечатление, что актёр переигрывает – на самом деле такие эпизоды можно играть только так, в полную силу – иначе получилась бы пошлость.

Прекрасно сыграл роль исправника (а также роль судьи) Михаил Анисимов – в сущности, на противостоянии этих двух антагонистов и держится центральная часть спектакля. По несколько ролей играют и многие ведущие актрисы и актёры театра – и также блистательно справляются со своими задачами: это Светлана Зотина, Ольга Искоскина, Наталья Петрова, Дмитрий Тораев, Елена Васильева и другие.

И отдельно нужно сказать о созданном режиссёром и всей труппой образе народа – одной из главных удач спектакля «Савик». Труппа Горномарийского театра традиционно сильна этой своей слитностью, умением создать единый ансамбль – и на этот раз актёры не изменили себе: перед нами действительно могучий образ живого, способного на великие свершения народа – в том числе и на то, чтобы породить из своей среды такого почти былинного героя как Савик.

Олег Морозюк,
газета «Ведомости Козьмы и Дамиана»  от 27.11.2017 г.

Источник: Светлана Вассанова в Facebook

4 комментария

Filed under Статьи

4 responses to “«Савик» в Горномарийском театре

  1. радует!

    Спасибо, Олег Морозюк! Театральной критики очень не хватает у нас в Марий Эл. Теперь обязательно поеду в Кузьму, чтобы посмотреть спектакль. Спасибо!

  2. Лайд

    Поро!
    Мы также рады новым достижениям.
    Но коллега журналист явно перегибает и навязывает свою «нео-позицию» к истории и современной действительности.
    Не рассчитывая на ответ, так и хочется спросить у журналиста Олега Морозюка: «А что изменилось сегодня?..»
    Ваши слова, Олег: «…Нам показывают различные социальные слои общества всё с тех же классовых позиций, на каких стояла наша идеология и культура на протяжении семидесяти советских лет: все власть имущие – бесчестные негодяи, народ – безвинный страдалец. Купцы и лавочники по-прежнему только и знают, что жируют и обманывают народ, «попы» сотрудничают с полицией, а царь является виновником трагедии Кровавого воскресенья».
    Разве что попы «не сотрудничают» с полицией.
    А кто же является виновником трагедии Марий Эл 21 века, если не царь-Маркел?
    Жизнь была и остается жизнь…
    А что, сегодня разве нет классовости? Или все это уже «клановость»?

  3. Анонимно

    К сожалению, Олег Морозюк несколько поверхностно подошел к сочинению рецензии, он даже скорей всего не удосужился прочитать роман. Не знаю, есть ли он в переводе на русский язык. Горномарийский — вряд ли О.Морозюк успел выучить. К сожалению, не проскальзывает — понимает ли автор рецензии, что режиссер собственно создал свою сценарную версию спектакля. А художественное произведение и сценарий по нему — разные вещи. К тому же, любой режиссер как живой творческий человек, обращаясь к имеющемуся тексту, относящемуся к какой бы то ни было эпохе, хочет и имеет право акцентировать в своей уже режиссерской работе те проблемы, которые актуальны для его сердца и для его современников и времени. В современном искусстве такое принято. Просто жаль, что режиссер в данной ситуации стоит на уровне гораздо выше и духовно, и творчески, и по-человечески критика. Потому что на самом деле тема жирующего начальника или бандита-олигарха и народа, который страдает от этого — в жизни как на ладони. И если у Игнатьева акцентируется проблема также национального неравноправия, что было обусловлено политическим устройством в царской России, то в спектакле — нет такого жесткого уклона. Дальше — додумывайте, потому что уже поздновато продолжать комментировать. Да, в 1937 году Игнатьев был репрессирован за якобы буржуазно-националистическую направленность в творчестве. Умер в лагере в 1941-м. Реабилитирован. И нравственно ли нашему современнику сейчас чего-то от него требовать? Этот феномен вроде как и в литературе не раз бывал представляем. Вроде как, есть человек, и, вроде как, проводишь рукой — и нет там никого. Нужно стараться не быть оборотнем и не грешить. Это просто. Но как-то это , конечно, затягивает. Антиклерикализм в романе нас пугает. Но роман — дитя своего времени. 1931-1933 гг. И социально-политические устои, место церкви в в царской России известно. Вот сколько пустого ворчания может породить поверхностность и не осознаваемая привычка особо не обращать внимания на характер биения сердца народа, имеющего все-таки немножечко свой путь и свою историю. А также несомненно и миссию.

  4. Пал Генай

    Так уж случилось, что с романом «Савик» мне пришлось познакомиться лишь в этом году. Язык Игнатьева — чистый горномарийский язык каким нынче владеют наверное лишь считанные старики в нашем районе. Мне очень жаль что он, язык наш, стремительно беднеет и, боюсь, он действительно обречен на вымирание…
    И даже власти, (будь они прокляты, как при Игнатьеве, так и ныне…) вряд ли смогут сделать так, чтобы наши дети с увлечением читали любых марийских/чувашских/якутских/чукотских… авторов на родных языках. Да, хоть с ружьем стой, и заставляй читать на национальном языке — бес-по-лез-но! Нынешние дети живут в виртуальном мире, где господствуют русский язык (рунет) и английский (интернет). Вот эти языки они осваивают быстро и часто с большим удовольствием т.к. мощными стимуляторами им служат игры и приколы в ютубе…
    Границы, еще недавно препятствующие вытеснению языков коренных народов, окончательно стерты и вы сами можете слышать сколько и в русском-то языке появилось англицизмов за последние годы. Но это малая беда. Нас должно беспокоить состояние нашего, марийского языка!…
    Дорогие мои марийские земляки! Задавались ли вы таким вопросом: «Сколько детей ищут нынче марийские книги для чтения?» Не по требованию учителя, не для подготовки к уроку, а для удовольствия, для удовлетворения внутренней потребности в знании марийской литературы.
    Буду очень рад, если вы разобьете мой пессимизм в пух и прах!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s