Предсъездовский сумрак не отступает

Юрий ЕрофеевВ предыдущих моих интернет-статьях в качестве заголовка было использовано такое выражение, как «информационные сумерки», чтобы как-то прояснить ситуацию вокруг подготовки и проведения юбилейного съезда марийского народа. Однако, этого пока не случилось, несмотря на то, что 17 марта с.г. состоялось заседание правительственной комиссии по реализации концепции государственной национальной политики в РМЭ, на котором заслушано отдельное сообщение зам. председателя Всемарийского Совета В.А. Мочаева по данному поводу.

Вот, пожалуй и всё, суммируя сюда и предельно скупую информацию, прозвучавшую на открытии первого заседания организационного комитета 21 января 2016 г. по части события, претендующую на право называться главным, судьбоносным, эпохальным в жизни марийского народа, а также для всего ныне существующего этнонационального движения.

Сумерки как некая неопределенность, как предрассветная полутьма, полумрак или даже мгла, как видите, не рассеиваются. Сумеречное время не отступает, скрывая, обволакивая тусклые очертания общественного пространства. Не случайно один из читателей интернета на сей счет был более категоричен, назвав предсъездовскую информационную ситуацию старинным русским словом «темень».

О том, что в РМЭ с некоторых пор функционирует подобного рода высокая комиссия, лично я узнал лишь из текста известного обращения «Мер канаш», опубликованного в августовском номере «Марправды» за 2015 год в связи с прошлыми выборами Главы Республики, где она была подана как большая заслуга Маркелова в сфере достижений национальной политики за последние годы. В частности, там указывалось: «Посредством общественно-государственных институтов налажен диалог по проблемам этнокультурного развития. При Главе Республики Марий Эл действует Правительственная комиссия по реализации Концепции государственной национальной политики Республики Марий Эл…».

Но тут невольно возникают вопросы: «А кто конкретно входит в её состав? Неужели и «Мер канаш», не обладающий юридическим статусом, в то время как законопослушный «Марий Ушем» оказался за её бортом? И почему организации, не включенные в так называемый «правительственный пул», дискриминируются в республике и одновременно лишаются финансовой поддержки, несмотря на то, что их деятельность носит социально ориентированный характер?

«Всё это должно являться предметом для серьезного беспокойства и надлежащего информирования об этом соответствующих инстанций федерального и регионального уровня с тем, чтобы навсегда отбить атаки охочих чиновников.

Читая минкультовские газетные и интернет — сообщения, не могу понять, почему данное министерское ведомство до сих «носится» с концепцией госнацполитики, возникшей ещё в ельцинско-абдулатиповскую пору середины 90-х годов, век которой с принятием новой «Стратегии государственной национальной политики в Российской Федерации» закончился три год назад, согласно чему сегодня следовало не только разработать собственный аналогичный документ, но и говорить уже о его реализации.

Мне давно было любопытно прояснить эту тему на примере Марий Эл, ставшую актуальной после принятия ФЗ «О национально – культурной автономии» в июне 1996г., где содержится статья 7, раскрывающая содержание деятельности Консультативного Совета по делам национально – культурных автономий. Таким образом, впервые в постсоветской практике была определена общественная структура, чтобы:

— представлять и защищать в органах государственной власти РФ культурные и социальные интересы этнических общностей, находящихся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории;

— участвовать в подготовке программ в области сохранения и развития национальных (родных) языков и национальной культуры, проектов нормативных правовых актов, а также других решений, затрагивающих права и законные интересы граждан РФ, относящих себя к определенным этническим общностям, находящимся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории;

— осуществлять консультирование Правительства РФ, Федеральных органов исполнительной власти по национальным проблемам.

Кроме того, в законе сказано, что «при органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации могут создаваться Консультативные Советы или иные совещательные органы по делам национально -культурных автономий». Подобное предусмотрено также и на уровне муниципальных образований. Однако, на практике в большинстве своем данная идея модернизировалась, вобрав в свою орбиту не только национально-культурные автономии, но и иные этнонациональные объединения: организации, движения, фонды, учреждения (центры). Например, в Москве в нынешнем виде данный орган называется – «Совет по делам национальностей при Правительстве города», где отсутствует слово «консультативный» и адресное предназначение «по делам национально-культурных автономий».

По опыту российской столицы пошли и на федеральном уровне, включив в состав Совета кроме ФНКА дополнительно и все общероссийские объединения этнических общностей, имеющие свои структурные подразделения в более чем в половине субъектов РФ. Правда, здесь несколько лет царила чехарда по части соподчинения – то ли быть ему на уровне Правительства, то ли при министерстве регионразвития, а затем Министерстве культуры, пока В.В. Путин не решился сам возглавить данный Совет. А касаясь регионов, то к 2012г. (спустя 16 лет после принятия вышеприведенного ФЗ) консультативно-совещательные органы, как свидетельствует отчетность, появились повсеместно.

Первоначально, я даже предполагал, что в Марий Эл данную функцию исполняет существующий при Министерстве культуры общественный совет. Но изучив его положение и персоналии, обнаружил, что тот создан под другие традиционные для ведомства задачи. И состоит он из 19 человек, представляющих учёных мужей из Мар. ГУ, Мар. НИИЯЛИ, Поволжского гостехуниверситета, деятелей ряда творческих организаций (Союз писателей, Союз композиторов, но почему-то без Союза художников). А кроме того в нём есть библиотечные работники и даже четыре пенсионера, сохранившие верность своим бывшим профильным учреждениям. Есть, правда, и те, кто имеет отношение к общественным организациям, в частности, Н.Е. Богомолова – руководитель Марийского регионального отделения Всероссийского общества инвалидов.

При этом мне даже подумалось, а почему в нём не нашли законное пристанище представители этнонациональных организаций, существующих в Марий Эл, поскольку у Министерства культуры, печати ныне имеется и дополнительное предназначение – «по делам национальностей»? И как можно успешно руководить наиважнейшей сферой, если среди объектов деятельности отсутствуют опорные структуры в виде национально-культурных объединений? В данной связи я решил высказать некоторые другие соображения, которые родились в результате изучения правовых функциональных особенностей ряда региональных министерств культуры в Башкортостане, Татарстане, Удмуртии, Чувашии, Марий Эл и Коми Республике, отвечающих одновременно за сферу национальной политики.

В целом по стране в 24 регионах существуют отдельные министерства, комитеты или департаменты по национальной политике. В 31 регионе эта тема находится в ведении подразделений по взаимодействию с общественными организациями и органами местного самоуправления. В 13 регионах данная работа строится через возможности управлений и департаментов внутренней политики. В 4 субъектах РФ нацстроительством параллельно занимаются органы образования и культуры. В 11 регионах вопросы разработки и реализации нацполитики сосредоточены непосредственно в аппаратах глав субъектов.

А свой анализ начну с тех вышеназванных территорий, где имеются отдельные министерства национальной политики (Удмуртия, Коми Республика),а закончу регионами, в которых делами национальностей занимаются министерства культуры наряду с другими профильными полномочиями.

Так, основными задачами Министерства национальной политики Коми Республики, прописанными в Положении о нем, являются:

— обеспечение условий для сохранения и развития национальной самобытности, языка и культуры коми народа, а также языков и культур других народов, проживающих в республике;

— создание условий для поддержания этнических групп коми, проживающих за пределамиРК и соотечественников, проживающих за рубежом;

— обеспечение условий для развития этнокультурных, научных и деловых связей с регионами и странами ф/у мира и создание в РК целостной системы ф/у сотрудничества;

— содействие сохранению исконной среды обитания и традиционного образа жизни, социально-культурного развития коренных, малочисленных народов РФ, проживающих в РК.

Несмотря на то, что в приоритете здесь находится забота о титульном народе, тем не менее, присутствует большое внимание, к вопросам развития представителей и других этнических общностей, что наглядно прослеживается на примере деятельности различных национально-культурных объединений. В частности, региональных НКА белорусов, украинцев, цыган, немцев, татар, башкир, лезгин, евреев, азербайджанцев (9) и местных НКА немцев, армян, мордвы, поляков, болгар, узбеков, татар, башкир, аварцев, коми-пермяков, чувашей, лезгин, азербайджанцев, украинцев (14).

Одновременно здесь функционируют и региональные отделения общероссийских и межрегиональных общественных объединений «Союза армян России», «Всероссийского азербайджанского конгресса», «Особого казачьего круга», прибалтийских народов «Коми-Балтия», Волго-Вятского и Архангелогородского землячеств. К ним следует, естественно, добавить межрегиональные объединения «Коми войтыр» и «Коми-ижелщев».

Не мене интересен организационный опыт министерства национальной политики Удмуртии, предопределенный следующими основными его задачами:

— сохранение единства и целостности РФ;

— сохранение и развитие сложившегося единства многонационального народа Удмуртской Республики;

— создание благоприятных условий для сохранения и развития языка и культуры удмуртского народа, а также языков и культур других народов, проживающих на территории УР;

— содействие в сохранении и развитии удмуртской диаспоры в местах компактного проживания за пределами УР;

Проведение единой государственной национальной политики с учетом особенностей и интересов всех народов УР по обеспечению конституционных прав граждан всех национальностей на свободное развитие родных языков, удовлетворение запросов в сфере национального образования и т.д.

В Удмуртии действуют 34 республиканские национально-культурные объединения, состоящие из представителей 22 народов, к тому же имеющие 185 отделений в городах и районах республики. В их числе РНКА и МНКА марийцев под руководством А.И. Радыгина.

Любопытен опыт Министерства культуры Башкортостана, где имеется отдел этнокультурного развития и межрегионального сотрудничества. В Положении о самом Министерстве прописан ряд функциональных задач, касающихся национальной сферы:

-Министерство осуществляет свою деятельность во взаимодействии с общественными, национально-культурными и иными объединениями;

Кроме того:

— участвует в реализации федеральных и республиканских программ сохранения и развития культуры и искусства народов РБ;

— способствует сохранению и развитию башкирской культуры и искусства за пределами РБ;

— взаимодействует с республиканскими общественными объединениями по вопросам сохранения и развития культуры и искусства народов, проживающих в РБ.

Менее широко, объемно и подробно представлен перечень основных задач, стоящих пред Министерством культуры Татарстана, которые решаются непосредственно усилиями отдела по межрегиональному, межнациональному сотрудничеству и выставочной деятельности. Здесь упор делается на работу с национально-культурными автономиями регионального и местного значения, созданными проживающими этническими общностями в Республике (их в качестве региональных и местных НКА насчитывается 38 структур разных народов), а также на оказание им организационной и методической помощи.
При этом Министерство среди основных задач видит также и вопросы содействия народам Татарстана в сохранении их самобытности и развитии культуры, укреплении межнациональных связей НКА с их родственными территориальными органами в субъектах РФ и за рубежом, а также в реализации государственных и общественных программ в области межнационального и межрегионального сотрудничества.

Несколько по-иному представляет свои основные задачи Министерство культуры, по делам национальностей и архивному делу Чувашии. Так, например, данное Министерство исполняет функции аппарата Совета по делам национальностей Чувашской Республики, а также функции основного организатора и координатора по проведению мероприятий в целях развития межнациональных культурных связей

Знакомство же с Положением о Министерстве культуры, печати и по делам национальностей Республики Марий Эл, утвержденном постановлением Правительства от 15 ноября 2012г. за подписью Маркелова Л.И., показало, что в нём нет ни единой строчки в числе основных задач или прописанных функций, где бы отдельным пунктом говорилось о титульном народе, как это вы, уважаемые читатели, сами смогли заметить на примере Удмуртии, Коми Республики и Башкортостана. Слова «мари», «марийский» фактически в нём не фигурируют, взамен используются общие термины «межнациональные, межконфессиональные отношения».

Например, пункт 63 (фактически узловой для понимания) – изложен следующим образом, что оно: — «Осуществляет в пределах своих полномочий меры по обеспечению государственных гарантий равенства прав, свобод и законных интересов человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка;

— определяет меры по укреплению гражданского единства, межнационального и межконфессионального согласия, сохранения этнокультурного многообразия народов РФ, проживающих на территории РМЭ, разрабатывает и реализует республиканские программы господдержки, сохранения и развития языков и культур народов РФ, проживающих на территории РМЭ.»

А в пункте 62 указано, что министерство «Осуществляет поддержку региональных и местных национально-культурных автономий, поддержку в изучении в общеобразовательных учреждениях национальных языков и иных предметов этнокультурной направленности».

Из него, правда, трудно понять, о каких РНКА – МНКА идет речь? То ли о тех, что функционируют в Республике, среди которых по закону не может быть марийских, либо об автономиях марийской этнической общности, созданных на территориях других субъектов РФ? А что касается самой РМЭ, то в ней РНКА-МНКА насчитывается, как говорится, «с гулькин нос», образованных в основном евреями, украинцами, татарами, о чём более предметно излагалось мной в предыдущих интернет-статьях. И абсолютно ничего не говорится об обыкновенных национально-культурных объединениях типа «Мер канаш», «Марий Ушем» и т.д., которые возникли за постсоветское время.

Из сказанного создается впечатление, что мы имеем дело с ведомством, ничем не отличающимся в правовом отношении от тех, которые имеются в областях с русским населением.

Конечно, мой анализ затрагивает лишь фундаментальную, базовую часть обоснования деятельности васютинского хозяйства. И некоторые здесь мне могут возразить, что мол на практике Министерство культуры, печати и по делам национальностей РМЭ делает всё по максимуму в интересах марийского народа, в чём пытается нас убедить и «Мер канаш» в наспех сочиненном заявлении в поддержку Маркелова на выборах осенью прошлого года.

Но эти разговоры тщетны, когда сравниваешь Положение мариэловского министерства с Положениями о головном ведомстве в данной сфере Республик Коми, Удмуртии и даже Башкортостана, где четко прописаны позиции, касающиеся непосредственной заботы о титульной нации и об этнических соотечественниках, проживающих за пределами республики и за рубежом. А это многого стоит. По крайне мере, от них так легко не отмахнешься, как это делают нынешние марийские минкультчиновники.

И это не моя прихоть, а напоминание того, что мы пока ещё живем не в унитарном государстве или по калькам В. Жириновского, а в Федеративном государстве. А за ту ахинею, которую уже не первый год несет уроженец Казахстана и сын юриста, следовало бы и спросить, приравняв его лозунги к призывам по подрыву федеративного устройства многонациональной России. И почему бы по данному поводу не принять на Х съезде специальную резолюцию и просить марийцев, чувашей и представителей других народов не голосовать за ЛДПР на выборах в Госдуму в сентябре 2016 года!

Продолжение следует.

Юрий Ерофеев,
г. Москва

5 комментариев

Filed under Дискуссионный клуб, Статьи

5 responses to “Предсъездовский сумрак не отступает

  1. маша

    Чиновники не должны участвовать в общественных организациях, тем более создавать и править. Они просто должны помогать и не мешать работать.

  2. читатель

    Ерофеев:»И некоторые здесь мне могут возразить, что мол на практике Министерство культуры, печати и по делам национальностей РМЭ делает всё по максимуму в интересах марийского народа, в чём пытается нас убедить и «Мер канаш» в наспех сочиненном заявлении в поддержку Маркелова на выборах осенью прошлого года.» А кто там ведает всём этим Ширяевы и д.р.. Их пора давно поргнать на пенсию.

  3. читатель

    Из выдержки ЕРОФЕЕВА: «И некоторые здесь мне могут возразить, что мол на практике Министерство культуры, печати и по делам национальностей РМЭ делает всё по максимуму в интересах марийского народа, в чём пытается нас убедить и «Мер канаш» в наспех сочиненном заявлении в поддержку Маркелова на выборах осенью прошлого года.» Ерофеев прав: они незаинтересованные люди там сидят, вроде как ШИРЯЕВА. Пора им уходит на пенсию!..

  4. гость из кавказа

    Странно,что межнациональным отношением у вас в республике управляет женщина! У нас,в кавказе, ,этобы не допустили бы!

    • Аноним

      Странно, что вы из Кавказа не знаете, что в Дагестане министр по национальной политике Татьяна Владимировна Гамалей!
      Ӧрмаш!!!!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s