Интервью с организатором фестиваля ФУФФ – Эдиной Чюллёг

Часть 2

18896_1570931426501609_5273022074348292365_nИтак, мы говорили о финно-угорском мировоззрении и о том, что фестивали кино и семинары, по крайней мере, на финно-угорскую тематику, лучше проводить за городом… Особенно это хорошо летом. Но, чтобы приехать в Эстонию из республик и других регионов России, нужны деньги. Может быть, проще было бы организовать это мероприятие в России, если уж фестиваль в основном ориентирован на малые финно-угорские народы: удмуртов, хантов, народы мокша, эрзя… Тогда людям не надо было бы получать визы, готовить кучу документов – это же столько времени иногда занимает. Почему бы тебе не организовать этот фестиваль на территории России?

На самом деле, мы думали, что этот фестиваль будет переходящим, и мы будем показывать фильмы в разных местах. Пока мы запланировали показ в Венгрии. Так как в этом году венгерский город Веспрем и деревня Искасентдьёрдь объявлены финно-угорскими культурными столицами, их представители пригласили нас, когда узнали о фестивале. Скоро мы покажем все фильмы или их подборку в Веспреме. Так что экранизация фильмов ФУФФ пройдёт в Венгрии. Я не вижу никакой проблемы в том, чтобы провести его в России, но мне нужен человек, который сможет организовать наш приезд. Я могу привезти все фильмы – у нас они есть, есть права на показ. Так что, если бы мне позвонил кто-нибудь и сказал: «Как здорово! Приезжайте в Йошкар-Олу (или куда-то еще)!» — или: «Давайте организуем двух или трёхдневный кинофестиваль!» — это было бы возможно. Но пока меня никто не спрашивал.

И еще, говоря о мастер-классе удмуртских фильмов – он проходил в Эстонии, но ведь изначально планировалось провести его в Удмуртии. Что было причиной? То, что здесь проще найти оборудование, то, что у тебя гораздо меньше контактов с кинематографистами в России, так что организовать мероприятие, найти все необходимое здесь было проще?

Ммм… Да, и не только. Честно говоря, я не знаю, что случилось, ведь Министерство культуры Удмуртии поначалу собиралось нас поддержать. И мы были готовы поехать. Но потом что-то случилось, возможно, война на Украине повлияла на наш приезд или… В общем, в итоге нам пришлось все отменить. Оборудование – не самая большая проблема. Мы можем взять его в аренду в Эстонии и привезти с собой. И все профессионалы, преподаватели мастер-класса помогут нам и поедут куда угодно, смотивированные общей целью. Возможно, сами съемки было бы сложнее организовать. Нам нужно много вещей вроде одежды, костюмов, грима, декораций… У нас не так много денег на все это, поэтому человек, который занимается организацией, должен уметь доставать это бесплатно, используя свои контакты. В Эстонии я могу все это организовать, поскольку я говорю по-эстонски, я знаю людей в деревнях и я могу легко сказать: «О, вот там есть красивый дом», — или: «Там есть озеро». Но в России я никого не знаю, так что это будет сложнее. Но! Может быть, если мы будем делать мастер-класс в России, найдётся человек, кто будет отвечать за это, кто может все это организовать и кому мы сможем доверять. Так что не проблема, если кто-то скажет: «Я организую мастер-классом в Москве, пожалуйста, приезжайте!», — мы приедем. Это вопрос времени и организации.

Можешь немножко рассказать о своей команде? Кто вы? Вас много, и каждый занимается только проведением этого кинофестиваля или это просто хобби? Кто эти люди в «реальной жизни», какие они?

Ни для кого из нас этот фестиваль не является основной работой. В «реальной жизни» я продюсер и режиссёр. Это мое основное дело, но я также участвую во многих других проектах. Я организую мастер-классы по фильмам для детей в регионах. Я учу их делать кино, пользоваться камерой, делать монтаж… на самом деле, по всей Эстонии. В общем, это и есть моя основная работа. В ФУФФ я занимаюсь составлением кино-программ (теперь уже ищу тех, кто мог бы подобрать программы), ищу волонтёров и общаюсь с ними, нахожу фильмы, занимаюсь размещением и логистикой, подбором людей для разной работы.

В нашей команде также есть Кристина Реммель (Kristina Remmel), которая является директором одноиз из старейших переводченских агенств Эстонии A&A Lingua. Она также владелица созданного ею Музея льна. На фестивале Кристина отвечает за питание и общую организацию, поскольку всё это проходит в её музее. Она также очень помогает со всеми  письменными переводами.

Еще один член нашей команды – Пауль Нурме (Paul Nurme), он был кинематографистом, но сейчас он занимается эко-деревней, которая расположена недалеко.  Кроме того, он программист, так что он отлично разбирается в компьютерах, программирует и составляет интерет-сайты.

С нами работает и Лилла Пушкаш (Lilla Puskás), она из Венгрии. Лилия помогает с созданием каталога и многими другими вещами. Вообще-то она киножурналист, так что её работа – посещать кинофестивали по всему миру. И… она рассказывает о нас, рекламируя  нас в других странах. Я очень рада, что нашла её, потому что она очень добрая и отзывчивая, она всегда рада помочь, и она знает много людей. Она каждый год посещает все крупные фестивали.

Так же в нашей команде есть Таня Алыбина, она занимается организацией мастер-классов, в обычной жизни она более связана с этнологией, будучи аспирантом в университете. Так что для неё фестиваль – тоже не основное занятие.

Для меня очень важно, что вокруг люди, которым я могу доверять и которые могут наладить общение с людьми, приезжающими из России. Сейчас, после прошедших двух лет, я поняла, что мы должны распределять обязанности, чтобы было понятно – кто за что отвечает. И тогда не придётся так много волноваться. Сейчас, думаю, дела с этим идут лучше, потому что в нашей команде много активных людей. И они работают с нами от фестиваля к фестивалю, и очень часто появляются в нашей команде благодаря фестивалю.

— Фильмы, представленные на фестивале разделяются на несколько программ, некоторые конкурсные, некоторые нет. Можешь поподробнее об этом рассказать?

— Конкурсная программа только одна, она называется «Программа малых народов». В нее включены фильмы, которые к нам прислали разные кинематографисты (в основном начинающие) из разных регионов. Все эти фильмы посвящены малым финно-угорским народам, в идеале они сделаны на местных языках. В конце фестиваля победители получают призы. У нас есть разные призы, но это что-то вроде переводы следующего фильма победителей или помощь в пост-продакшн. Денежных призов у нас пока нет, хотя это было бы хорошо. Но для этого нам нужно найти спонсоров. Я надеюсь, что это интервью прочитает кто-то, кто знает кого-то, кто может помочь нам с призами… Все были бы счастливы. Для победителей это значит очень много. Это могут быть книги, не знаю, камера или что-то еще, что может сделать человека счастливым, позволить ему продолжить работу, а могут быть деньги. Мы работаем над этим, это одна из самых сложных задач. Если среди вас есть профессионалы или просто люди, которые хотят попробовать себя в этом, они могут приехать на фестиваль в качестве волонтёров – это одно из наших направлений волонтёрской работы.

— А что с внеконкурсной программой?

— Моя идея состоит в том, что финские, эстонские, венгерские фильмы не участвуют в конкурсе, мы просто делаем подборку. Подборка фильмов для показа на ФУФФ осуществляется специалистом, хорошо знакомым со сферой кино определённого региона. В прошлом году у нас была составлена отдельная программа из фильмов саами. В этом году у нас опять будут саамские фильмы, поскольку у них уже есть свое кинопроизводство. Финскую программу делает Илка Пелтола (Ilka Peltola), продюсер из Финляндии. Мы познакомились с ним в прошлом году на нашем мастер-классе по написанию сценариев. Венгерскую подборку я составляю сама, так как у меня есть доступ к Венгерскому союзу кинематографистов. В прошлом году эстонскую программу делала кинематографист из Эстонии, Анна Хинтс (Anna Hints). В этом году я попросила об этом Лоуренса Бойса (Lowrens Boyce), составителя программы фестиваля Sleepwalkers в Эстонии. Лоуренс сам из Англии, но он отлично знает эстонское (и не только эстонское) короткометражное кино. Он занимается организацией кинофестивалей не только в Европе, но по всему миру, а также составлением программ и оценкой фильмов для этих фестивалей. Как я уже говорила, в этом году у нас так же будет саамская программа. В прошлом году я сама отбирала для неё фильмы, но в этом году программу будет составлять Габриэла Салазар (Gabriela Salazar), которая работает в Шведском институте кино – она раньше жила в Норвегии. Габриэла поедет на фестиваль саамского кино в Инари, это в Финляндии. Кстати, она тоже участвовала в нашем мастер-классе по написанию сценариев в прошлом году. Кажется, люди, которые приезжают на наши фестивали, хотят к нам присоединится, чтобы помогать или стать активной частью нашего сообщества.

Ой, я же ещё ничего не сказала о нашей программе экспериментального кино! Это единственная программа, в которую мы включаем фильмы отовсюду – со всего мира. И я стараюсь сотрудничать с другими кинофестивалями. В первый год мы сотрудничали со Штуттгартским фестивалем экспериментального кино. Во второй год мы работали с BuSho, это венгерский фестиваль короткометражного кино. А в этом году мы (и я очень рада этому!) у нас будут контакты с Бухарестским фестивалем короткометражного кино, в рамках которого каждый год проводится мастер-класс по экспериментальному кино. Так что мы будем показывать их кино, и создатели фильмов приедут к нам. Мы обсудим их опыт – как делать фильмы, имея очень маленький бюджет. Ведь моя идея в том, чтобы люди увидели, что можно творить, можно делать фильмы без денег, что ты не должен сидеть дома и причитать: «Ох, у меня нет денег, я не могу сделать то, я не могу сделать это…» Люди увидят, что это возможно. Я говорила с Сориной Диакону (Sorina Diaconu), организатором мастер-класса по экспериментальному кино в Румынии, они приедут к нам. Это люди из Италии, Франции, Румынии, Дании, и все они (или как минимум четверо-пятеро из них) приедут на наш фестиваль, так что мы познакомимся и посмотрим их фильмы.

Вот такая у нас программа. Кроме того, мы показываем фильмы на открытии и на закрытии фестиваля, и это обычно художественный фильм. В прошлом году на открытии мы показывали фильмы Анастасии Лапсуй (Anastasia Lapsui) и Маркку Лемускаллио (Markku Lehmuskallio) «Пудана – последняя в роду». А на закрытии был показан первый игровой удмуртский фильм «Соперницы». Он был снят в 1928 году, так что это немое кино. Показ сопровождала живая музыка – играли музыканты из детского музыкального лагеря в Лухамаа, это был такая экспериментальная импровизация.

— Эдина, расскажи, пожалуйста, об экспедиции ФУФФ, в которой вы были в конце прошлого года.

— В какой-то момент я осознала, что наша работа – не только кинематограф, ее область куда шире… И я поняла, что необходимо организовывать и экспедиции, чтобы наша «сеть» стала как можно больше. После первого кинолагеря на удмуртском, мы поняли, что очень важно найти правильных людей, ведь мы не хотим заниматься коммерческими фильмами, коммерческим искусством. Наша задача – приблизиться к финно-угорской душе и финно-угорскому духу, найти их визуальное отображение. Мне по-прежнему кажется, что это возможно.

Основная идея – обучить людей, которые в это заинтересованы. Каждый год мы планируем работать с новыми языковыми группами и новыми людьми. Мы хотим провести мастер-класс по созданию игровой короткометражки на марийском языке в этом году. И у нас была возможность съездить в Башкирию, встретиться с башкирскими марийцами. Мы поехали, чтобы познакомиться с людьми, которых мы пригласим на наш мастер-класс. Я подумала, что, если мы наладим личные контакты, мы сможем до начала лагеря работать через интернет. Так что они посмотрят больше короткометражных фильмов перед мастер-классами, ведь обычно не так много людей смотрит артхаусные короткометражки, не так много людей бывают на фестивалях и знают, что собой представляет именно короткометражное кино. Так что экспедиции необходимы – мы же не так хорошо знаем о существующей реальности, я имею ввиду, я не знала о ситуации в России (о кинопроизводстве на малых языках – А.И), потому что я живу в Эстонии… Мы ездили по деревням и пытались найти молодых людей, которым было бы интересно приехать в Эстонию и снять короткометражный игрофой фильм на марийском языке.

— Чего ты ожидала в отношении финно-угорского кино на телевидении (ты же не смотришь российское телевидение, в частности, марийские каналы)?

— Вообще-то эта идея зародилась во время семинара по удмуртскому кино: Таня Алыбина показала мне марийские клипы и телепрограммы на Youtube. И я была удивлена тому, что это все ещё как бы начало – качество и реализация… как бы это сказать… ну, не то чтобы очень классные (смеётся), по нашим стандартам – это не то чтобы очень хорошо. Мы подумали: хорошо, мы поедем туда с Таней и Анти (Анти Наулайненом, он эстонский сценарист, очень хороший, а так же активист финно-угорского движения). Благодаря Программе родственных народов мы получили деньги для осуществления этой поездки. Мы посетили много городов и деревень: Бирск, Благовещенск, Нефтекамск, Арлан, Новую Буру… Мы показывали кино в школах и встречались со студентами. Кроме того, мы знакомились с людьми, показывали им фильмы из нашей коллекции и в домашней обстановке. И мы пытались наиболее понятно объяснить наши цели, говорили о том, чем мы занимаемся, чтобы люди поняли, что им совсем не обязательно быть профессиональными кинематографистами, чтобы приехать на наш курс.

А еще у нас была отличная возможность познакомиться с местной культурой, прочувствовать её. Это было потрясающе! Как тебе сказать… знаешь, когда работаешь в основном на общественных началах на протяжении лет… Я имею ввиду, когда ты едешь в экспедицию и получаешь так много позитивного эмоционального заряда, что после этого у тебя появляются силы, чтобы работать дальше. Тогда ты понимаешь, почему ты занялся этим «донкихотством». В противном случае… ну, люди ведь обычно работают либо за деньги или на энтузиазме. Но когда ты долго работаешь на голом этнузиазме, он может иссякнуть. Но если ты едешь и знакомишься с людьми, с этой удивительной культурой, ты понимаешь, почему ты делаешь всё это; ты понимаешь, что это не пустая потеря времени и денег, а что-то очень важное. И я думаю, мы все верим – наша небольшая команда путешественников, другие организаторы фестиваля и преподаватели наших мастер-классов – что то, что мы делаем, очень важно.

— Была ли ваша экспедиция успешной? Я надеюсь, вы получите обратную связь на фестивале, на семинарах по написанию сценариев.

— Да, это было прекрасно! Когда мы показывали фильмы  в школах во время экспедиции, мы поняли, что для многих из них это был первый раз, когда они видели что-то подобное, ведь они смотрят только телевидение, а оно в основном коммерческое. В деревнях нет кинотеатров, что им остается делать? У некоторых даже нет интернета, чтобы увидеть что-то другое, или они не знают, с чего начать. Нашей задачей было показать что-то новое, более художественное, более близкое к искусству (ведь мы занимаемся именно искусством, а не коммерческим кинематографом). Конечно, если ты научился делать фильмы, ты можешь делать что угодно с этим знанием, можешь делать и коммерческое кино, но цель фонда ФУФФ – не коммерческое кино, а то, что отражает финно-угорскую душу, мировоззрение и ментальность финно-угров. Но об этом мы уже говорили.

На мастер-классах мы работаем с настоящими профессионалами из Эстонии. Просто чтобы вы представляли, когда эти люди работают над фильмами, они получают по 150 евро в день как минимум. И эти люди приезжают и учат бесплатно. Конечно, мы хотели бы оплачивать (хотя бы частично) их работу – ведь они на фестивале две недели, по 24 часа в сутки, они привозят свое оборудование. Иногда мне кажется, что мы слишком много просим… но я так рада! Мы получаем столько вдохновения!

— Планируете поехать куда-нибудь еще?

— Экспедиция в Башкирию была первой для нас, и мы уже планируем вторую – этим летом мы хотим поехать в Карелию. Я знаю, что ситуация там тоже не очень хорошая. В этих местах живут не только карелы, но и вепсы, ижоры, ингерманландцы, водь. Мы хотели бы узнать, что там происходит, сделать фотографии. И, конечно, познакомиться с людьми, установить личный контакт, встретить талантливую молодежь.

И, конечно, мы продолжаем свою работу … всегда.

— Говоря об экспедиции в Башкирию… У вас есть коллекция финно-угорских фильмов, которые были на фестивалях, так что в Башкирии вы показывали их, а также эстонские фильмы. И вы также организовывали дни кино в Москве, да?

— Да, благодаря Тане Алыбиной и нашим московским друзьям у нас была возможность организовать в Москве два мероприятия, где мы показали финно-угорские фильмы. Перед поездкой в Башкирию мы ненадолго задержались в Москве, чтобы показать короткометражные эстонские фильмы в Московском доме национальностей. Мы рассказали о нашей кинопрограмме, о проекте ФУФФ. А на обратном пути мы показали несколько финно-угорских фильмов в Венгерском культурном центре. Мы многое обсудили со зрителями и нашли много новых идей. И… я не знаю, будет ли это реализовано, и если будет, то когда, но, возможно мы могли бы сделать общий мастер-класс в Москве – не только для представителей отдельных народов, а для всех, кто заинтересуется. Пока это просто мысль, которая возникла у меня, когда я увидела, что в Москве есть сообщество, которое может работать, которое может собрать людей. Можно сказать, это один из наших планов на будущее.

— Мне кажется, вы очень много сделали за прошедший год, он был очень успешным, и в будущем вы планируете сделать ещё больше! Все ли готово к новому сезону финно-угорского кино?

— Честно говоря, моя самая большая проблема – время. Я организую много разных мероприятий, и мне так же нужно жить и зарабатывать деньги. Например, сейчас у меня нет времени для завершения работы с сайтом Фонда Финно-угорских фильмов. Я очень хорошо знаю, как важно оповещать о нас, так чтобы люди знали, что мы существуем и информация о нас и о предстоящем фестивале была доступна на нашей интернет-страниц. Было бы замечательно найти людей, которые были бы рады присоединиться к нам и возглавить некоторые из наших проектов, и попросить их помочь с этими проектами или с сайтом ФУФФ. Сейчас наша интернет-страница всё ещё в процессе обновления, пока там представлена информация о прошлогоднем фестивале. Но мы анонсировали прием заявок на нашей странице в Facebook, а также на партнерском сайте mariuver.com. Информация на сайте (fuff.ee) тоже скоро будет обновлена.  По всем вопросам вы можете писать на нашу электронную почту: finnougricfilmfond@gmail.com. Мы с Таней будем отвечать на все письма с середины февраля. Первый дедлайн совсем скоро – 15 февраля. Поэтому для нас важно объявить о приеме заявок (даже несмотря на то, что сайт ещё не обновлён полностью).

— И, наверное, последний вопрос. На самом деле, это даже два вопроса, но, может быть, ты сможешь ответить на них вместе. Один из них про политику – как ты обходишь проблемы, связанные с политической ситуацией, которая может влиять на ваше мероприятие, пусть косвенно? А другой вопрос – про фильмы, про визуальный подход, про структуру киноповествования, которая практически одинакова для финно-угров России и Европы. Видим ли мы мир одинаково?

— Я думаю, что это совершенно неправильно, когда каждый день политика вмешивается в человеческую жизнь. Прежде всего мы сконцентрированы на дружественных отношениях, на дружбе.  На наше мероприятие могут прийти люди с совершенно разными политическими убеждениями и мнениями, но мы не фокусируемся на этом. Вообще-то, люди могут спорить и обижаться друг на друга, но я думаю наша цель находиться на другой плоскости. Эффективность нашей работы больше, если мы сосредотачиваемся намаленьких вщах: сделать фильм, найти оборудование и так далее… Я думаю, наша цель – делать кино на наших родных языках. Пока это удаётся – всё в порядке.

Я полагаю, что финно-угорская мифология, культура так богата, что можно делать фильмы о ней. Необязательно делать кино о политической ситуации или социологических проблемах или о чём то ещё. Конечно, если ты достаточно смел и хочешь это делать, ты можешь. Видишь ли… это вопрос личного выбора и стойкости каждого.

Для меня самый большой вопрос заключается в том, мы изучали кинематографию на  основе (например, в Эстонии или Венгрии) индоевропейской школы, к примеру, опираясь на поэтику Аристотеля, когда имеется начало, кульминация и конец истории. Вопрос в том, как выяснить что такое финно-угорский подход в создании фильма? Есть ли такой подход? И как долго мы должны работать, чтобы выявить его? Всё это связано с нашей нашей картиной мира, всё это глубоко укоренено в нашей культуре. Наша система повествования непременно распространяется и на визуальный язык. Мне следует более глубоко исследовать эту тему, чтобы понять отношение между финно-угорским повествованием и его визуальным изображением, визуальным нарративом. Я постараюсь привесьти примеры. Ну, скажем, для открытия 3-го Фестиваля финно-угорских фильмов  я выбрала фильм эстонского режиссера Вейко Ыунпуу (Veiko Õunpuu) «Роукли». Думаю, это очень хороший пример финно-угорского кино. Мне кажется, он не принадлежит индоевропейской нарративной системе, как большинство фильмов, которые мы видим по телевизору. У него другая структура. Итак, если вы смотрите такое кино, и если вы являетесь финно-угром, мыслящим на родном языке и с финно-угорским мировоззрением, тогда вы можете обнаружить, что «ох-хо-о! Это один из способов создания фильма!», вам необязательно следовать правилам (законам создания киноповести), которые вы изучали в киношколе. Всё это ещё в стадии исследования, и я надеюсь, что в будущем я встречу… например, аспиранта или кого-то ещё, кто будет писать о финно-угорском подходе в создании кино, или прочитаю антропологическое исследование. Потому что это та тема, которая представляет для меня большой интерес.  Следуя нашей мифологии о том, что было яйцо из которого родилась птица, из которой появилось яйцо, и из него вышла птица, снёсшая яйцо… Вот как разворачивается история. Таким образом, это как бы спиралевидная форма повествования истории. Подобный подход, я думаю, не свойственен ндоевропейской культуре. Спираль жизни и спиралевидное построение жизни – в природе финно-угорских народов, это заложено у нас в головах. Это путешествие шамана. Очевидно, множество исследований и статей должно быть подготовлено о том, как это есть на самом деле.  Я не могу  многого сказать об этом, так как эти исследования еще не проведены, а я только в начале понимания этого явления. Это как если ты ступаешь на дорогу во тьме, и постепенно приходит утро, и солнце поднимается вверх. Я всё ещё в темноте.

Интервью – Альбина Иванова,

перевод на русский – Елена Самсонова

 

 

Оставьте комментарий

Filed under интервью

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s