В Йывансола хранят традиции предков

jyvansolaДо самородков из деревни с экзотическим на первый взгляд названием мы добирались в самом прямом смысле этого слова лесными тропами. Федеральные дороги идут в обход марийской тайги и лугов, навигатор порой указывает только направление, а вместо асфальта по большей части грунтовка и рытвины, как после бомбежки. Знак ограничения скорости «70 километров в час» здесь, видимо, установил большой шутник, так как больше 20 «гнать» можно только на «уазике».

Но в этом жители Йывансола (что в переводе с марийского означает деревня Ивана) видят свои плюсы — они живут уединенно. Оттого и дружно, так как заезжие гастролеры обходят деревню стороной.

После тряски в 175 километров, которые мы мужественно преодолели от Казани до марийской глубинки, прием оказался прямо сказочным. На столе в считаные минуты хозяева развернули «скатерть-самобранку» с домашними яйцами, солеными огурчиками, картошечкой из своего огорода, двухслойными блинами немран мелна и самогоночкой. Выпить рюмочку мы категорически отказались, поэтому магарыч вместе с закуской без лишних слов нам завернули с собой.

А душистый чай на травах выпили после долгой дороги с удовольствием. Слышала не раз, что марийцы знают толк во всяких травках. Но никогда бы не подумала, что после такого «волшебного» напитка жить станет веселее.

Деревенский воздух пьянит и сшибает с ног — сначала запахом цветущей черемухи, потом тем самым, чем и должна пахнуть настоящая деревня. Словами не передать, какая в Йывансола красота! Местные говорят, что это еще яблони цвет не набрали. Не пройдет и недели, как все сады накроет белоснежными шапками. А пока все утопает в зелени. Даже божьи коровки еще совсем зелененькие…

И вот здесь живут хранители старинного танца луговых мари — супруги Каменщиковы. 33 года назад выпускник экономического факультета марийского университета Евгений Анисимович привел в дом невесту Веру Алексеевну. В ее приданом, как и положено марийской девушке, был старинный национальный костюм, а также танец из тех мест, где она родилась. С тех пор супруги неразлучны и дома, и на работе. Даже мобильный телефон у них один на двоих, так как тайн друг от друга нет.

Танец, который принес известность Каменщиковым и их деревенскому фольклорному ансамблю «Мурсескем» не только на родной сцене, но и в Европе, Евгений Анисимович помнит с детства. Так танцевали в его родной деревне. Местные называют его дробушками из-за особенности движений.

Испокон века луговые мари из Йывансола выбивали дробь обычными лаптями, собираясь в большой избе по праздникам. Евгений Анисимович лишь добавил родному танцу стройности и дал ему название «Ыресла куштымаш», что дословно звучит как танец крестом. Именно под таким названием он и занесен в своеобразную Красную книгу — реестр нематериального культурного наследия России.

— В каждой деревне танцуют на свой лад, — рассказывает Евгений Каменщиков. — Я с малолетства видел, как у нас по праздникам в избе отстукивают дробушки. Специально этому меня никто не учил. А почему крестом? Так тут нет никакого секрета. Танцующие пары все время перекрещиваются, передвигаются с места на место. В простонародье движения хаотичные, а мне пришло в голову поделить танцующих на четверки и подровнять ряды. Суть осталась прежней, а картинка получилась красивой. «Ыресла куштымаш» могут танцевать и две пары, и восемь. Но чем больше людей, тем интересней сплетения. Наш танец заинтересовал даже госансамбль «Марий Эл», руководитель которого пообещал, что приедет к нам учиться.

В самодеятельном коллективе, который сколотили Каменщиковы, принимают участие местные активисты. Самый молодой танцор учится в восьмом классе. Самому почетному участнику «Мурсескема» стукнуло 67. Сюда никого на аркане не тащат. Все выступают по доброй воле. И таких добровольцев в ансамбле 22 человека. Судя по количеству дворов в Йывансола, танцует вся деревня.

С «Ыресла куштымаш» самородки объехали все районы Марий Эл. Как визитную карточку луговых мари их от республики постоянно командируют на российские и международные фестивали. Вера Алексеевна говорит, что им никогда бы не выбраться за рубеж, если бы не фольклор.

В реестре написано, что танец сопровождается игрой на волынке, барабане и свирели. Но в Йывансола предпочитают выплясывать под кустарную гармошку. Танцуя, пары выбивают каблучками дробь, приговаривая: «Ачаж(е) дечат мастар, аваж(е) дечат мастар, ой, кертеш» («Лучше, чем отец, лучше, чем мать, ой, как умеет»).

Как оказалось, выбивать дроби ногами не так просто. Здесь нужна сноровка. Девушки шутят, это сейчас у них каблуки, а каково было их предкам, которые танцевали до упаду в лаптях! Когда коллектив просят исполнить танец на большом празднике в чистом поле, они обычно подкладывают доски, чтобы дроби были хорошо слышны.

Евгений Анисимович уверен, что в их деревне танцу уготована долгая жизнь. Местная молодежь в отличие от городской нисколько не стесняется ни родного языка, ни национальных плясок.

— У нас на дискотеке после современной музыки молодежь требует марийскую под гармошку, — рассказывает Вера Алексеевна. — Городские приезжают и удивляются, как так? А к нам молодежь со всех соседних деревень стекается, чтобы поплясать…

Представляете, в каждом доме в Йывансола из поколения в поколение передают национальные костюмы, бережно хранят свадебные наряды, в которых испокон веков сватают и выдают невест замуж.

Все девушки и женщины носят по праздникам на груди серебряную гроздь из монет, которую здесь называют ший аршаш. У Веры Алексеевны самые старые монеты — еще времен Екатерины II:

— Это обереги, с каждым новым поколением монеты прибавляются, так что у меня на груди представлена вся история России.

Монеты есть и на рубашке, и на браслетах, и на поясе, и на шоворе (летнем кафтане). Во время танца они мелодично звенят. А во время исполнения свадебных песен женщины специально позванивают монетами в такт музыке.

Ший аршаш Веры Алексеевны по краям украшен пожелтевшими от времени ракушками. Она рассказала, что эти ракушки из Индийского океана, и они еще более древние, чем монеты. По семейному преданию, они появились в доме благодаря караванам «Шелкового пути».

Обязательным элементом национального костюма является вышивка. На женских нарядах изображают в основном цветы, на мужских рубахах — красные узоры. В национальном костюме преобладают красный, зеленый и черный цвета как символы солнца, зелени и земли. Праздничные рубахи отличаются от повседневных пышностью вышивки.

Уже в двадцати километрах от Йывансола все по-другому — и танцы, и вышивка, и даже говор. Это объясняется тем, что в Марий Эл много этнических групп. Вот йывансолинцы относятся к сернурско-торъяльским мари. Евгений Каменщиков рассказывает, что в их деревне сменилось двенадцать поколений. По преданию, первым здесь поселился Йыванай — старший из трех братьев, которые пришли со стороны Уржума.

В деревне всего одна улица, и у той название Йывансола. Жители говорят, что они, как струна на гуслях, живут на один лад. Шутят, что среди них нет олигархов, но они и не бедствуют. На столе — что бог послал и что добыто своим трудом. У всех огороды, скотина. Здесь есть два магазина, но продавцы большую часть времени скучают…

В деревне празднуют и православные праздники, и свои, языческие. На Пасху яйца красят. А приходит Агавайрем (летний праздник пашни), блюда из яиц несут в священную рощу в жертву богам.

Ни один праздничный стол в Йывансола не обходится без традиционных блинов — немран мелна. Приятно, что их испекли и в нашу честь. Для чего Вере Алексеевне пришлось немало потрудиться. Она рассказала, что блины пекут на протяжении дня. Сначала ставят тесто на козьей сыворотке, добавляя в него сливочное масло, дрожжи и муку. Для блинов варят на молоке пшенную кашу. После того как тесто отстоится с утра до вечера, блины выпекают в печи дважды. Сначала — основу, потом — вместе с начинкой. У каждой хозяйки свой рецепт. Главное, чтобы они получались многослойными.

Вот шестого июня йывансолинцы собираются в Морки на большой фестиваль свадебных обрядов. Покажут, как в их деревне сватают невесту. Блинов напекут, это же праздник. И еще возьмут с собой теперь уже редкий марийский музыкальный инструмент — волынку, которая сделана из мочевого пузыря коровы, рога, тростника и лапы гуся.

— Это самый архаичный инструмент, ему не меньше ста лет, — говорит Евгений Анисимович. — Раньше почти в каждой деревне жил свой мастер, а сейчас он один на всю республику.

Для праздника в Морках Каменщиковы подготовили сюрприз — старинную свадебную мелодию, которую еще никто в республике не слышал.

— Во время Первой мировой в плен к немцам попал наш земляк, который напел эту мелодию этнографу. В Марий Эл она попала из австрийского архива. И мой знакомый этнограф, ученый Олег Герасимов, подарил ее нам. Вот такую долгую дорогу проделала эта песня домой…

Светлана Брайловская

Опубликовано в газете Союз. Беларусь-Россия N696 от 28 мая 2015 г.

Источник: Российская газета

1 комментарий

Filed under Статьи, Фольклор и традиции

One response to “В Йывансола хранят традиции предков

  1. Когось Римма

    Пеш сай возымаш. Калыкшат, ялжат, вершо»ржат чынжымак мотор улыт. Каменщиковмыт еш, вате-мари, чын туныктышо улыт. Таза лийышт. Тау мари калыкнан йылмыжым, койышыжым, МО ыштен моштымыжым арален ту»нябал ку»шытыш но»лтат,таратат весымат шкешт семынак илаш.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s