Как марийцы и мордва «себя в землю живьем закапывали»

«Помершие в Помре», или загадка исчезнувшей деревни

Мордва-терюхане. Терюшевская волость Нижегородской губернии. Фото: Барро

Мордва-терюхане. Терюшевская волость Нижегородской губернии. Фото: Барро

Немало провинциальных уголков нашей необъятной России могут похвастаться своей древней историей, тем более, сегодня, когда стало модным изучать историю конкретного села, местности или деревни. Так на Нижегородчине существуют немногочисленные свидетельства о мордве-терюханах (фото), однако ничего не известно о «мордве пумерской». Сегодня мы расскажем вам интересную и загадочную историю одной деревни, которая в глубокую старину принадлежала этому финно-окскому племенному объединению.

«А люди ушли под землю…»

Интересующиеся историей читатели не один раз слышали старые легенды и предания о заброшенных деревнях и урочищах. В середине августа один такой рассказ помог отыскать нам точное место расположения мордовского поселения, которому оказалось много сотен лет. Это предание мы узнали со слов жителей села Помра, которое находится в Дальнеконстантиновском районе Нижегородской области. Удивительно, но историческая память донесла до нас поистине замечательные факты древних событий:

Как, оказалось, существует печальный сказ, что «раньше Помра была в другом месте. Там сейчас орешник и овраг. А люди за грехи ушли под землю. И ручьи, которые там текут, — это их слезы». Фольклорные сюжеты легенд и преданий, в которых говориться о том, что «люди за грехи ушли под землю» достаточно распространены у финно-угорских народов. В особенности, когда речь идет о легендарных северных языческих народах называемых «чудью». Согласно многочисленным легендам с приходом на их земли русских, чудь, противясь крещению, заживо погребала себя в глубоких ямах, подрубив над собой бревенчатые подпорки, на которых стояли тяжелые срубы. «Чудь в землю ушла и под землей пропала, живьем закопалась». Подобный сюжет прослеживается и в нижегородском предании о «непокоренных марийцах». Согласно ему в легендарном Граде-Китеже, покоящемся в водах озера Светлояр в Нижегородской области, находятся вовсе не русские люди, чудесно спасшиеся от набега хана Батыя, а марийцы. Давным-давно их выгнали со своих коренных земель русские князья. Тогда гордые марийцы спустились на берег к самым водам озера, сделали в его холмах подкопы и зашли в них вместе со всем скотом. Затем, так же как и племена чуди, марийцы подрубили над собой подпорки, которые держали тяжелые земляные крыши и погребли себя живьем.

Не думаю, что предания о племенах или этносах, «ушедших под землю» несут в себе реальную память о самовольном уходе их из земной жизни многочисленными коллективами. Скорее всего, народная память, таким образом, доносит до нас свидетельства переселения (или выселения?) финно-угорских народов со своих коренных территорий или неизбежное принятие ими православной веры. Именно так произошло и с нижегородскими марийцами в средние века, вынужденными уйти далеко за Ветлугу, и с мордвой, оставившей нижегородские Дятловы горы и под натиском русских князей отошедших от Нижегородского княжества далеко на юг. Нечто подобное произошло, видимо, и с мордвой долгие столетия проживавшей на поселении Старая Помра.

Но есть и другой сказ, также перекликавшийся с первым: «случился в той, Старой Помре, большой мор, и те, кто уцелел, переселились на новое место. И прозвали их – «помряне». А потом и поселение их Помрой называться стало». Любопытно, что это предание может быть вполне достоверным, так как в глубокую старину по Нижегородской земле не раз прокатывались различные эпидемии, которые народ называл моровым поветрием – чума, холера, оспа – они выкашивали порой население целых деревень. Не менее страшной болезнью, именуемой в народе «огненным пупырухом» или «коровьей смерть», была сибирская язва. Известно, например, что в XVIII веке в России в результате этой напасти погибало столько скота, что его даже не успевали закапывать.

Ордынская монета оказалась XIV века

Средневековые находки с поселения Старая Помра. Фото автора

Средневековые находки с поселения Старая Помра. Фото автора

Как бы там ни было в описях конца XVI-XVII веков упоминается уже новое поселение, которое также именуется Пумрой, а жители этой деревни и ее окрестностей – пумерской мордвой. Видимо, в средние века пумерская мордва была одним из племенных объединений мордвы закудьменской. Интересно, что существовали мордовские мужские имена — Пумрас, Помраска и Помряска. Именно от них и могло произойти название села. Кстати, имя Пумрас было широко распространено у мордвы-эрзи. Так, например, за участие в Терюшевском восстании этого народа против его насильственного крещения в 1743 году, случившемся в Нижегородском уезде (ныне Дальнеконстантиновский район) нашей губернии, царским правительством был приговорен к смертной казни с заменой на пожизненную ссылку в Сибирь один из руководителей восставших, бурмистр деревни Клеиха – Пумрас Семенов. Что же означает слово «пумрас»? Финский языковед и этнолог Хейкки Паасонен трактует его как производное от названия звездообразной круглой вышивки на эрзянской рубашке – «руце», а филолог Николай Морохин переводит мордовское слово «помра» как чернолесье, лесное урочище.

Первоначальное поселение Старая Помра находилось через поле от села Таможенникова у оврага, где и сейчас растет орешник. Еще в советское время тамошние колхозники называли это место – «поле у старой деревни»: иногда трактора выпахивали там древние мордовские вещи и украшения. Заведующая библиотекой села Помра Татьяна Рыжова в разговоре с нами, упомянула, что до сих пор согласно рассказам старожил помнит точное место расположения старого поселения. Более того, придя с ней на это место, которое представляло собой участок перепаханного поля, мы были удивлены тем, что прямо на пашне были видны многочисленные фрагменты мордовской лепной посуды – явный признак нахождения там средневекового поселения. Кроме черепков мы нашли там обломки мордовских украшений-сюльгам (бронзовые застежки), глиняное пряслице, наконечник стрелы, колчанный крючок, бронзовый браслет и железную копоушку – миниатюрную ложечку – средневековое средство личной гигиены для удаления серы из ушей. Но более всего нас порадовала находка серебряной золотоордынской монеты XIV века (фото). Так что на сегодняшний день нижняя дата бытования Старой Помры определена нами XIV веком. Судя же по находкам керамики середины XVIII века, мордва жила на этом поселении примерно до этого времени.

Конечно, ответить однозначно, почему жители стали покидать изначальную Помру, достаточно сложно. Хотя у библиотекаря Татьяны Борисовны на этот счет есть свое предположение – название села происходит от глагола «помереть»: якобы более 300 лет назад там случилось несчастье – жители Старой Помры проснулись утром, а весь их скот передох, задохнувшись от болотного газа. Именно поэтому жители деревни переселились на новое место. «Уж больно низкое место там, близко к болоту оно находится, в засуху особенно, там часто выбросы газа были – метана, а поэтому у людей начались головные боли, да и скотинка дохнуть стала».

Мародеры сдирали со скелетов украшения

Вторая Помра известна по письменным источникам с конца XVI века. Интересно, что с низменности ее перенесли на высокие холмы за реку: это место и сегодня называется «околицей». И поныне там можно увидеть глубокие ямы от подвалов и остатки садов – яблони, груши, шиповник и другие плодовые растения. Согласно описи Дозорных книг население села мордовского Пумра в 1591 году состояло из 16 дворов с таким же числом людей и 1 двора бортников (старинное название людей занимавшихся лесным пчеловодством). А в 1614 году в Пумре уже было 59 дворов, в которых проживало 63 человека исключительно бортников. А куда же делась мордва? А мордва снова переселилась на новое место, основав деревню Вармалей, которая насчитывала 29 тяглых дворов с 31 жителями и 3 двора бобыльских. Здесь прослеживается тенденция вытеснения мордовского населения русскими бортниками: помринская мордва была вынуждена покинуть исконные места. Между тем, хотя в старину в новой Помре жили в большинстве своем русские, ее по старой памяти долгое время все равно именовали мордовским селом.

Удивительно, но мы знаем, где были погребены жители с самой первой Старой Помры (и видимо представители их племени из близлежащих деревень), которые населяли эту местность в период XII-XV веков. А дело было так. В 1990-е годы решено было подвести к Помре асфальтовую дорогу, а для ее строительства грунт стали брать с живописного мыса, который находился напротив села, в районе так называемой «околицы». Во время выемки грунта, ковши бульдозеров и экскаваторов вдруг стали выворачивать из глины человеческие кости и всяческие старинные «диковинки», свидетельствующие о нахождении в данном месте древнего могильника – наконечники стрел, застежки, бусы, колечки, браслеты и даже боевые топоры.

Часть из этих артефактов сохранилась благодаря усилиям сотрудника краеведческого музея рабочего поселка Дальнее Константиново Николая Грязнова (фото). Долгие годы о месте древнего захоронения «помринцев» ходили легенды, а местные мальчишки время от времени таскали оттуда занимательные «висюльки» и другие древности. С тех лет на старое кладбище стали наведываться мародеры – искатели кладов и всякого рода наживы, которые, не гнушаясь, выкапывают прямо из могил погребальный инвентарь, сопровождавший усопших в иной мир. Они разрывают древние захоронения, срывают с полуистлевших скелетов оружие и украшения, а их кости разбрасывают вокруг. В итоге и без того раздолбленный экскаваторами мыс стал похож на поверхность Луны из-за многочисленных грабительских ям и шурфов. Так был нарушен покой первых поселенцев пумерской земли.

Дмитрий Карабельников, краевед

Источник: Московский Комсомолец

5 комментариев

Filed under Статьи

5 responses to “Как марийцы и мордва «себя в землю живьем закапывали»

  1. Аноним

    Известно в языке народа эрзя много слов схожих с марийскими словами. Можно предположить название села Помра (Помара) имеет обший корень с названием населенного пункта Помары в РМЭ. Соответственно первоначально село называлось Помара. Что это значит на марийском нужно разбирать.
    И конечно ни какого отношения к болезням животных название не имеет, да и к болезням людей. Это придумали уже современные сказочники, в лице библиотекаря Татьяны Борисовны.

  2. SarmiS

    Помары (Памары) сложение двух слов : гидронима » Пам» и марий — Памар » Памские мари». Гидроним Пам одного происхождения с угорским пам «трава»( Пам сохранился в хантыйском и мансийском языках ) и видимо означал «луговая заросшая травой река» Пам и Пом являются фонетическими вариантами. Так же памаш является производным от Пам + аш (словообразовательный суфикс)- маленький луговой источник, родник. Несомненно Памра финно-угорского происхождения . Ссылка на И.С.Галкина.

    История о массовом суициде мари, не желающих терпеть унижения своей веры, вполне могла быть,в легендах часто такие случаи описаны..

  3. Вен

    Есть легенда о переселении марийцев с запада. Вели их Атляш, Помар, Ольгердене. Селение, где поселились люди Помара, сейчас носит его имя.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s