Юри Валге: Государство и будущее финно-угорских языков

Юри ВалгеДоклад на III международной конференции «Родной язык в современных условиях двуязычия» 28–30 октября 2013 года в Сыктывкаре.

Уважаемые представители финно-угорских народов, уважаемые организаторы конференции! Дамы и господа!

Учреждение «Фенно-Угриа» организует уже 25-й раз Дни родственных народов при поддержке Министерства науки и образования Эстонской Республики. Неделю назад, в третью субботу октября, по традиции отмечалась государственная знаменательная дата – день родственных народов. Приветствую вас от имени всех участников этих мероприятий, среди которых были представители 11 народов.

Связь между разными частями света становится теснее с каждым днем. Нет локальных проблем, есть глобальные. Это относится и к языкам. На будущее языков оказывают влияние, если говорить упрощенно, два противоположных фактора: экономический и культурный.

С точки зрения экономики (по крайней мере пока), выгоднее иметь как можно меньше языков для общения. Эта тенденция находится в противоречии с перспективами на будущее большинства языков. Это касается и языков многочисленных народов, например, немецкого или русского. Вторая тенденция – культурная. Всё больше говорят о многоязычии, т.к. с ним связана мультикультурность. В конечном итоге это выгодно для всего мира. Проблема, однако, заключается в том, ограниченные ресурсы вынуждают оказывать предпочтение повседневным нуждам и исходить из экономических критериев.

Будущее финно-угорских языков тоже необходимо рассматривать в мировом контексте. Более или менее перспективных финно-угорских языков две группы (я не говорю о языках с малым числом носителей). В первую группу входят государственные языки суверенных государств – венгерский, финский и эстонский. Во вторую – официальные языки субъектов Российской Федерации – марийский, коми, удмуртский, эрзя и мокшанский.

Как эти три страны, так и субъекты федерации, входят в более крупные объединения, для существования в которых нужно знать языки с большим числом носителей: в Евросоюзе – английский, в Российской Федерации – русский язык. Поэтому ни люди, говорящие на языках первой группы, ни люди, говорящие на языках второй группы, не могут существовать, зная только лишь родной язык. Различие лишь в том, что для общения с остальным миром первые неизбежно должны выучить наряду с родным еще один язык, вторые же – два языка.

Дамы и господа! Какова же функция государства в описанной ситуации? Поясню кратко, как ее понимают в Эстонии и что сделано для благоприятного развития эстонского языка. Естественно, каждое государство должно для решения проблем языков, существующих на его территории, исходить из языковых нужд и возможностей, а также действующих в стране законов.

Государство должно занять принципиальную позицию по отношению к языку, который оно хочет сохранить. В Эстонии эта позиция зафиксирована в конституции, в соответствии с ней государство обязано «обеспечить существование эстонского народа, культуры и языка во все времена». На основе положения преамбулы конституции разработаны другие законы: закон о языке, закон охраны прав потребителя, ряд законов в области образования и другие.

Важно, чтобы понятия, используемые в правовых актах, были определены ясно и однозначно. Это повышает вероятность того, что вместо благозвучных деклараций законы начнут претворяться в жизнь. Например, понятие «образование на эстонском языке в общеобразовательной школе» обозначает, что 60% предметов должны преподаваться на эстонском языке (речь идет не о преподавании эстонского языка). «Обеспечение информации для потребителя на эстонском языке» обозначает, что все товары, которые продаются в Эстонии, в том числе техническое оборудование от пылесоса до экскаватора, должны быть снабжены руководством на эстонском языке. Само собой разумеется, у государства должна быть система надзора и санкции на случай нарушений. В Эстонии за исполнением закона о языке следит Государственная языковая инспекция.

Государство должно обеспечить максимально возможное международное функционирование языка, о котором идет речь, а также то, чтобы круг проблем, связанный с этим языком, был известен международной общественности. Эстонский язык – официальный язык Евросоюза, что влечёт за собой право выступать на эстонском языке, а также официальный перевод документов на эстонский язык. В различных учреждениях Евросоюза (парламент, комиссия, суд) сейчас получают свою зарплату около 200 (двухсот) переводчиков на эстонский язык. Эстония не направляла их туда (однако подготовила специалистов!), но задача Эстонии заключается в том, чтобы стоять за продолжение политики многоязычия Евросоюзом.

Между прочим такая политика означает еще и то, что любой гражданин Эстонской Республики может обратиться в любые инстанции Евросоюза на эстонском языке и получить оттуда ответ тоже по-эстонски (естественно в письменном виде). В процессе вступления в Евросоюз были созданы тысячи правовых терминов на эстонском языке и эта работа продолжается и сейчас (хотя уже и в меньшем объёме).

Известность круга проблем, связанных с эстонским языком, а также влияние Эстонии на принятие международных решений в области языка обеспечивается участием в более или менее политизированных межгосударственных и профессиональных организациях. Например таких, как Европейская федерация национальных языковых институций, Европейский центр современных языков, различные терминологические объединения начиная с занимающихся общими принципами разработки терминов и кончая военной терминологией. Особенно хочу подчеркнуть сотрудничество в области языковых технологий.

Условием всего вышесказанного является развитость языка. В мире имеются большие и малые народы, но нет больших и малых языков, а есть языки развитые и неразвитые. Государство обязано обеспечить развитие своего языка, это значит финансировать необходимые расходы на это. В Эстонии действует «Программа развития эстонского языка 2011-2017», утверждённая правительством республики (на английском языке доступна по адресу http://ekn.hm.ee/node/53, на русском: http://ekn.hm.ee/node/47). Её запланированная стоимость более 60-ти миллионов евро (около 2,4 миллиарда рублей; без учёта фонда заработных плат в области образования). Каждые два года правительству представляется подробный отчёт о выполнении программы развития.

Первый отчёт сейчас готовится, финансы использованы на 80 %. Из 13 (тринадцати) областей программы 4 посвящены образованию и должны обеспечить его на эстонском языке (в том числе предметное обучение) от детского сада и, по крайней мере, до конца бакалаврского этапа в вузе.

В рамках программы развития финансируются различные языковые институции, в том числе ряд государственных программ: «Эстонский язык и культурная память» (для исследования эстонского языка), «Эстонская терминология», «Вузовские учебники на эстонском языке», «Эстонские языковые технологии», «Программа соотечественников» (поддержка соотечественников, живущих за рубежом), «Академическая программа изучения эстонского языка и эстонской культуры за рубежом» (поддержка изучения эстонского языка в 31 зарубежном университете), «Программа родственных народов» и так далее.

Важная задача государства – воспитание носителей языка. Без носителей языка его жизнеспособность не смогут обеспечить даже хорошо развитая система языка или принципы, зафиксированные в законах. Цитирую интервью с недавно ушедшим от нас писателем лесных ненцев Юрием Веллой (10.03.2013): «…Родители даже приходят в школу и говорят, что ненецкий язык не нужен, нужно учить английский».

Один из руководителей проекта программы «Европейское языковое многообразие для всех», профессор университета Оулу Хелена Сулкала недавно, комментируя печальную ситуацию с квенским языком, сказала: «Пожилые носители языка умирают, следующее поколение понимает, но не говорит на этом языке с детьми и дети уже говорят только на языке большинства».

Эта ситуация знакома и для Эстонии: в конце XIX века многие эстонцы, переселяясь в города, хотели стать немцами, в конце прошлого века, попав в Финляндию, многие хотели забыть Эстонию и стать финнами. Еще и сейчас немало тех, кто эмигрируя за границу, предпочитает забыть прошлое и присоединиться к новому культурному и языковому пространству. Полагаю, что проблема знакома и вам и требует немедленного решения для продления жизнеспособности восточных финно-угорских языков.

Наряду с другими факторами для гарантирования будущего необходимо повышение ценности и престижа языка. В Эстонии цели создания положительного имиджа родного языка служат государственные языковые премии, олимпиады по языку, финансирование изданий, публичное обсуждение языковых проблем, анонсирование программы развития эстонского языка и т.д.

Смысл этой деятельности заключается в том, чтобы показать, что эстонский язык употребляется во всех сферах и способен к развитию. Если это еще не происходит во всех финно-угорских языках, то к этому следует стремиться.

При создании положительного имиджа родного языка важно, чтобы эта деятельность исходила из постулата: никогда, нигде и никаким способом не быть направленной против других языков. Напротив, поддержка изучения и употребления других языков в соответствии с законом укрепляет позиции родного языка и расширяет потенциал общения страны.

Исходя из этого принципа, эстонское государство поддерживает основное образование на русском языке и неэстонскую часть образования в гимназии, а также деятельность многочисленных культурных обществ других народов. В международном масштабе применение этого принципа означает продолжение финансирования «Программы родственных народов» (примерно 250 000 евро в год). Действующая программа заканчивается в следующем году, сейчас составляется новая.

Подытоживая сказанное: для сохранения всех языков, в том числе финно-угорских, необходимо сотрудничество государства и носителей языка. Если нет одного из них, будущее языка беспросветно. Роль государства заключается в том, чтобы создать среду, в которой функционирование языка возможно и необходимо.

Юри Валге
Эстонская Республика, Министерство науки и образования

Источник: Fenno-Ugria

1 Comment

Filed under Статьи

One response to “Юри Валге: Государство и будущее финно-угорских языков

  1. Лайд

    Обратите внимание на последний абзац статьи.
    За десятилетнее «хозяйствование» Маркелова в Марий Эл больше всего нарушен смысл последнего абзаца этой статьи. Прочтите еще раз, все становится ясно.
    С 2005 года Маркелов и его неглупая, но злонамеренно-коварная команда уничтожала (конечно же, не без ведома Маркелов, возможно, и при прямом его контроле) многие из «мостов», чтобы в 2014 году ситуация с марийским языком оказалась в таком тяжелом положении.
    Одна фундаментально обоснованная аналитика — и марийцы могут в глаза заявить Маркелову: «Президент йолташ! Тиде тыйын тупела торта улметлан марий йылме кавыска!»
    И они (т.е. те, кто найдет в себе смелость этого сказать) будут правы во стократ!
    И не только высказаться, а доказать.
    А доказательства наяву.

Добавить комментарий