Марийка-свердловчанка стала помощницей у известного режиссёра

Во время съёмок фильма «Небесные жёны луговых мари». Только что отснят эпизод с колядками. Раиса Илеева крайняя справа. Фото:oblgazeta.ruРаиса Илеева 13 лет руководила екатеринбургским обществом национальной марийской культуры «Пиал». В ноябре прошлого года её выбрали председателем областного общества «Мари».

Но в последнее время имя этой мягкой обаятельной женщины чаще появляется в СМИ по другому поводу. Илеева была консультантом и переводчиком на съёмках фильма Алексея Федорченко «Небесные жёны луговых мари», которые проходили в Свердловской области. И даже снялась в этом фильме.

О том, как она «дошла до жизни такой», сегодня мы и беседуем с Раисой Петровной.

—Говорят, съёмки фильма проходили и в вашей родной деревне, и в родительском доме. Расскажите немного о себе.

—Да. Родом я из деревни Верхний Бугалыш Красноуфимского района. Окончила школу, выучилась в Шадринском пединституте на детского психолога. Правда, по специальности работать не привелось: вышла замуж за одноклассника, которого после высшего военного лётного училища направили служить в Грузию. Поколесили по российским гарнизонам, жили в Германии, в Екатеринбург вернулись в 1999 году.

Много лет мы были оторваны от своей национальной среды (у меня папа наполовину удмурт, а мама марийка), и тянуло на родину. В конце 90-х годов заметно проявлялась тяга некоренных народов, живущих на Урале, к самоопределению. Прежде чем взяться за создание марийского землячества, мы с единомышленниками побывали в Марий Эл, вдохнули в лёгкие воздух национальной культуры, получили благословение матери-наседки, как я называю родную республику. И до сих пор мы в своём деле вместе: супруги Шикутовы, Алевтина и Кирилл, наш «соловей» Серафима Шалкиева, Николай Байдуранов.

—А как вы попали в кино?

—С Алексеем Федорченко мы знакомы уже лет восемь. Ещё с его документального фильма «Шошо» («Весна»), ещё до «Овсянок». Он на марийском языке, понадобился переводчик, позвали меня. Непосредственное наше знакомство состоялось на презентации этого фильма в Доме кино. Не прерывалось оно и дальше, и на «Небесных жён луговых мари» меня пригласили в качестве и переводчика, и консультанта. В фильме герои говорят на марийском языке.

—Читала, что во время съёмок учились говорить по-марийски даже местные жители. Неужели и в деревнях стали забывать родной язык?

—К сожалению, это так. Обряды, быт сохраняются, а язык уходит. На местах говорят, что не пригодится он молодёжи в будущей жизни. И в нашем обществе марийской культуры нет воскресной школы по изучению родного языка, так как услуга не востребована. При том, что имеются хорошие преподаватели. Поэтому есть задумка в каком-нибудь районе области хотя бы в одной школе создать центр по изучению марийского языка, начиная с детсада.

—Как вы сами, кочуя по стране, его не забыли?

—При том, что муж и сын по-марийски не говорят… Видимо, язык в моей памяти сохранился на генном уровне. Да и я только в зрелом возрасте стала понимать красоту песен, глубину марийского фольклора…

—Последний фильм Федорченко в ноябре прошлого года был показан на Венецианском кинофестивале, на этот раз режиссёр никакого приза на родину не привёз. Вы встречались с ним после?

—Да, мы сожалели. Но он не выглядел огорчённым. Сказал: «Мне нравится, что я делаю, работаю не для призов, а для людей». Фильм снимался год. Мне досталась там небольшая роль матери одной из героинь — девушки по имени Одоча. Сама картину ещё не видела. Там больше двадцати новелл, и Алексей сказал, что с «моей» новеллы он начинается.

Российский зритель должен увидеть фильм в марте этого года, но в феврале первыми с ним познакомятся уральцы.

Тамара Великова

Источник: Областная Газета

6 комментариев

Filed under Статьи

6 responses to “Марийка-свердловчанка стала помощницей у известного режиссёра

  1. Ик марий

    Спасибо Раисе Илеевой за активность, попытку сохранить марийскую культуру в Свердловске и области. Но вот эти ее слова заставляют задуматься
    …а язык уходит. На местах говорят, что не пригодится он молодёжи в будущей жизни.
    …При том, что муж и сын по-марийски не говорят…

    Мы, марийцы-активисты, очень часто занимаемся какими-то декоративно-показными мероприятиями с яркими национальными костюмами, песнями, плясками, национальной кухней. Но при этом забываем о ГЛАВНОМ — о своей семье, детях о своей личной марийскости (как хорошо мы знаем свой язык, культуру, историю). Но ведь это самое важное и от этого зависит будущее нашей нации. Все эти разноцветные песенно-танцевальные «автономии» лишь видимость сохранения национального, ширма за которой наш язык, культура, т.е. марийский народ исчезают.

  2. Аноним

    Действительно так.

  3. Аноним

    mnogo oshibok avtora,

  4. ончена

    ну, теперь будет известной помощницей…

  5. Аноним

    автором — плохо, актером — тоже, помощницей — не годится. Для мари одно хорошо — ончаш, колаш, шалаташ, манеш-манешым ляпкаш.

  6. Альбина

    Лачак ойлат «Марий марийым кочкеш», кузе гынат икте весынам чунгалашак точена, интернетышке луктына шкеннан шим чоннам.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.