Журналисты Марий Эл отмечают профессиональный праздник

Марийское региональное отделение Союза журналистов России проведет торжественное мероприятие, посвященное профессиональному празднику, 13 января, в пятницу, в помещении Республиканского театра кукол.

Распоряжением главы республики премия «Золотое перо Марий Эл» за 2011 год присуждена ответственному секретарю газеты «Марийская правда» Владимиру Чистополову. Президентская премия «Золотое перо» была учреждена в 1998 году в целях стимулирования творческого роста работников печатных и электронных средств массовой информации.

Также будут вручены премии правительства Марий Эл за лучшее освещение социально-экономического развития республики. Среди лауреатов творческая группа службы информации ГТРК «Марий Эл», коллектив районной газеты «Восход» (Килемары), журналисты Алевтина Вшивцева («Край Сернурский»), Валентина Назарова («Семейная газета»), Светлана Носова (газета «Марий Эл») и Ольга Савинова (радио ГТРК «Марий Эл»), ведущая передачи «Кутко еш».

Видеосюжет об этом смотрите в сегодняшних «Вестях. Марий Эл» >>

Источник: ИА «МариМедиа»

3 комментария

Filed under Новости

3 responses to “Журналисты Марий Эл отмечают профессиональный праздник

  1. ludwig

    окно в Париж

    одноактная пьеса — сказка в трех действиях

    Ох уж эти сказки,
    ох уж эти сказочники!
    м/ф «Падал прошлогодний снег»

    Действующие лица:
    Понтий Пилат – хозяин страны
    Первосвященники – народные избранники
    Народ – народ и есть
    Иешуа – неадекватный человек
    Проститутки, журналисты, шоу- бомонд постоянно присутствуют у ног хозяина и первосвященников, но в действии пьесы не участвуют по причине постоянной профессиональной занятости.
    Действие первое
    происходит на Манежной площади, между стеной Кремля и зданием Государственной Думы. Шум, народ, толпа.

    Понтий Пилат (с Кремлевской стены): По какому поводу народ собрался, я указа не давал.
    Народ ( внизу на площади): Недовольные мы
    Понтий Пилат: И чем же собственно, вроде кормят Вас иногда, и бьют не каждый день, чего вы собственно хотите бродяги?
    Народ: Да не много, выборов честных, хотим хоть одним глазочком взглянуть на наше волеизъявление. Почему опять Вас выбрали?
    Первосвященники (из окна Государственной Думы): Да обнаглели, что характерно. Сколько им было уже обещано и дороги и жилье и ЖКХ. Пенсию им беспутным каждый год увеличиваем, а им все мало, все недовольны. Гнать их надо. Вот только куда еще не решили. Подумаешь народ, мы себе новый привезем и работящей и покладистей из СНГ.
    Понтий Пилат: У нас демократия, выборы только прошли, вот народ Нас выбрал, издам указ, на следующих выборах Мы народ выбирать будем. Не факт, что свой выберем. На кой черт нам такой неспокойный нужен. С ним уже и до меня намучились.
    Народ ( суетясь и бегая) А вот мы Вас сейчас!!!
    Первосвященники: Да нет у Вас таких прав, из прав у Вас только нас выбирать да в армии служить и все.
    Народ (обиженно): А почему собственно у Вас опять все, а у нас ничего?
    Понтий Пилат: Все для вашего блага, ну что вы с этим богатством делать будете, пропьете и все, а так мы Вам и пенсии и еще чего дадим ( задумался) потом, может быть.
    Иешуа (с улыбкой выходя из толпы): Народ, Вы сами выбрали себе и первосвященников и Понтия Пилата. Вы отдали им право говорить и судить Вас и править от Вашего имени.
    Вы вольны были сделать выбор, и Вы его сделали. Они Ваш выбор, они это Вы плоть от плоти и кровь от крови. История повторяется, в связи с выборами у Вас была возможность изменить свою жизнь, жизнь своих детей, Открылась возможность попасть в счастливый мир, открылось «Окно в Париж». Большинство из Вас, предпочло тридцать сребреников. Это и есть Ваш выбор. На пять лет проход в мир благоденствия и справедливости для Вас закрыт.
    Народ: А это еще кто? Кто ты мил человек? Учить нас вздумал! Интеллигент паршивый еще очки нацепил! Бей его ребята!!!
    Действие второе
    происходит в палатах Кремля, кабинет хозяина страны. Понтий Пилат сидит за столом, перед ним стоит избитый толпой Иешуа с кровоподтеками на лице и в разорванной на груди рубахе. Сзади стоит начальник стражи и два стражника. Журналисты вперемешку с проститутками и шоу – бомондом в роли статистов. Перешептываются, показывая пальцами в сторону Иешуа.

    Понтий Пилат (сочувственно): Ну, предупреждали тебя уж не раз из века в век, не готов народ к смуте против меня. Власть я, понял ли ты неразумный? Ведь прекрасно помнишь, чем в прошлый раз закончилось. Народ меня любит, даже когда бью, любит. Причем, чем сильнее бью, тем больше любит. Тут диалектика! Народу сильная власть нужна, наплевать ему на твою демократию! Ведь побил тебя народ, а не я и судить будет народ, и распнет народ. А потом славить будут тебя, а подчиняться мне. Ты понял, только мне!!!
    Иешуа (улыбаясь): Много раз объяснял я тебе, что не к толпе я обращаю мысли и дела свои, а к сердцу каждого человека и гражданина. Нельзя приучить человека к рабству. Нельзя унижать его постоянно из поколения в поколение. Раб плохой работник. Равноправие дано человеку богом, и лишь сам человек с детства делит мир на богатых и бедных. Ты знаешь я не против богатства, человек должен быть богат трудом и душой. Обман и мошенничество не может быть путем достижения богатства и славы. Богатство человека внутри него.
    Понтий Пилат: Иешуа, Иешуа, Ты не представляешь, как хорошо я тебя понимаю и согласен с тобой, но твоя вера в человека, глупа и беспочвенна. Народ, это, прежде всего толпа, стадо, уж потом индивидуум. И то только в редком исключительном случае. Если человек индивидуум он уже не народ он выше него. Он вождь, хозяин, господин.
    Знаю я, как огромна рать твоих учеников, как верят они тебе. Но ни один не придет к тебе на помощь, если для твоего спасения нужно будет отдать часть себя. Человек слаб и не готов поделиться своим состоянием ради чьей то жизни, я уж не говорю о самой жизни.
    Из тех людей, которые били тебя и привели на мой суд часть твоих учеников. Они злы на тебя за то, что ты один из них, из толпы, они тебя не выбирали, по их мнению, ты такая же грязь как они, а вздумал их учить жить. Они позволяют делать это только тем, кого они выбирали, мне и первосвященникам. Впрочем, мы их об этом уже и не спрашиваем, как ты понимаешь.
    Иешуа (улыбаясь): Власть Ваша сильна, но не так велика, как тебе бы хотелось и как кажется. Ум человека слаб, но вера и воля гораздо сильнее. Выбор всегда есть. Ты не сможешь постоянно обманывать народ и подделывать результаты выборов, народ тебе не простит.
    Понтий Пилат: А мне постоянно и не надо! Народишко надеюсь, повымрет, сопьется, а там смотришь войну, какую ни будь, придумаю или катаклизм какой! Все в моей власти. Ты лучше о своей судьбе задумайся.
    Из Александровского сада раздавался частый стук топоров вперемешку с глухим рокотом голосов и криками «распни его!».
    Действие третье
    Утро. Четвертое апреля две тысячи двенадцатого года. Красный, не по – весеннему морозный рассвет медленно поднимался из-за деревьев Александровского сада.
    Предстоящая казнь привлекла к месту описываемых событий огромное количество людей. Шоу – бомонд скандалил с проститутками за места в партере, журналисты дружно переписывали официальное мнение власти на предстоящее событие. Площадь еще с ночи была забита до отказа. Стража уже не обращала внимание на костры, возле которых грелись замерзшие люди. Над городом стоял шелест человеческих голосов и дым. Вдруг как по команде все стихло.
    Грозный рокот барабанов нарушил звенящую тишину сада. По аллее стража вела раздетого по пояс босого человека, подгоняя его плетьми и окриками. За процессией шли несколько человек кавказской национальности в папахах с зеленой лентой. Они несли огромный крест и гвозди. Поднявшись на помост и оглядев море пришедших людей, Иешуа казалось, успокоился и сильная дрожь, до этого бившая его, резко прекратилась. Барабаны смолкли.
    Понтий Пилат (с Кремлевской стены): Господин народ! Нет минуты, когда я не думал о тебе. Каждая твоя воля для меня приказ к действию, я видел, как ты был недоволен результатами выборов, видел, как негодовал ты по поводу смутьянов, которые вели тебя к смене избранных тобой Хозяина страны и первосвященников. Разделяю ваше негодование. Рад был бы помиловать данного преступника, но забота о Вашем благе не дает мне права на такой поступок. Не я, Вы, казните человека, посягнувшего на ваше волеизъявление. Ваша воля для меня закон. Распни его!
    Первосвященники (из окна Государственной Думы): Народ! Мы твои представители, которым не чужды интересы всех людей. С горечью осознаем, что среди нас вырос изгой, предатель интересов народа и Родины. Родина мать сожалеет о том, что она воспитала такого выродка. Мы с радостью передаем сегодня в руки народного правосудия врага народа. Не сможет больше он влиять на ваше право выбора. Распни его народ!!!
    Барабанная дробь. Последнее слово осужденного на казнь.
    Иешуа (улыбаясь): Люди! я виноват перед вами! Не смог я дать свободу Вашей душе, силы вашей воле и искренности вашему сердцу. Но моя вера в Вас останется с Вами. Помните, у Вас всегда есть выбор. Откройте свое «окно в Париж» Свобода всегда внутри себя. (Смотря в толпу) я рад сегодня видеть среди Вас своих друзей, которых из века в век я встречаю на своем пути. Привет Диоген, идущий на казнь приветствует тебя Спартак, Гутен морген барон Мюнхгаузен, Привет Джордано Бруно, Но пасаран ЧЕ, Вольтер….
    Чем дольше говорил Иешуа тем голос его становился громче и тверже. Когда он закончил, лес рук стоял над толпой в приветствии говорящего. Звенящая тишина стояла над Александровским садом.
    Иешуа (улыбаясь) Народ, распни меня!
    Все дальнейшее действо происходило под рокот барабанов и оглушительное молчание толпы. Все кончилось быстро. Старание палачей иноверцев было оценено Понтием Пилатом добродушным взглядом. Он уже в который раз сожалел о таком исходе.
    Понтий Пилат ( думает): Зачем народу свобода? Зачем ему все менять? Какое то «окно в Париж» все глупости, блажь! Отказался бы сейчас Иешуа от своих крамольных взглядов, можно было бы и не казнить его на площади прилюдно. Убили бы тихонько, где ни будь в подворотне и все. Каждый раз столько помпезности. От этого и долгая память народа. В следующий раз поступлю иначе.

    Мимоходом Понтий Пилат посмотрел на Спасскую башню, он проголодался и замерз. Увиденное поразило его! Он остолбенел, стрелки на часах не двигались. Часы стояли! Ветер усиливался. Справа горело здание Государственной Думы. Из окон с криками прыгали первосвященники в наседавшую на здание толпу народа. Последнее, что он видел, были лестницы, приставленные к стенам Кремля.
    Эпилог
    Шло двадцать первое декабря две тысячи двенадцатого года. Конец календаря Майя. Полдень. Иосиф и беременная Мария подходили к Вифлиему……

    Ладутько Людвиг

  2. доброжелатель

    Чистый молодец, за дело наградили.

Добавить комментарий