Максим Яндимиров породнил марийский и московский театры

Российский актер Максим Яндимиров, находившийся в коме, скончался в четверг вечером в госпитале в Шарм-эш-Шейхе. Яндимиров отправился на отдых 14 июля. Прямо из аэропорта курорта он был госпитализирован с диагнозом инсульт.

До сих пор ходили только слухи, что в знаменитом Московском молодежном театре Спесивцева успешно работает наш земляк, мариец, чье детство прошло в деревне Нижний Регеж Куженерского района.

И вот два дня (29 и 30 ноября 2005 года) мы слышали его густой баритон в гастрольных спектаклях, наблюдали актера в роли Лихонина («Яма» по роману А. Куприна) и Сторожа («Дорогие мои»). Актер прекрасно, без акцента, говорит по-русски, но не забыл и свой родной марийский язык. На нем он читал стихи для своей мамы после второго спектакля, во время чествования. А затем, спустившись в зал, укрыл плечи Марфы Никитичны пуховым платком.

Самого М. Яндимирова приветствовали на сцене театра им.М.Шкетана его бывшие сокурсники, с которыми он учился в Москве в Государственном институте театрального искусства им. А.В.Луначарского. Друзья вспомнили дипломный спектакль «Двенадцатая ночь» по У. Шекспиру, исполнив вместе песенку Шута.

Благодаря М. Яндимирову породнились два театра: марийский и московский. Они, конечно, разные. Вячеслав Спесивцев, как мы поняли, ориентируется в своих постановках на молодого зрителя, для которого атмосфера дискозала с современными световыми эффектами и музыкальными ритмами если не желанна, то понятна. Поиск новых театральных форм в постановках оправдан — ведь театр В.Спесивцева экспериментален по своей природе. Его короткие гастроли в Йошкар-Оле прошли успешно.

«…Плевать мне на всю Вселенную, если завтра не будет меня», — громогласно неслось с авансцены в черноту зала. Белое пятно на первом ряду на секунду переместилось. Это деревенская пожилая женщина в светлом платке вытирала рукой глаза… Растрогала ли ее судьба пугачевских повстанцев, игра актеров Московского экспериментального театра Вячеслава Спесивцева или есенинский слог (играли спектакль «Дорогие мои» по поэме С.Есенина «Пугачев»)? Может быть, отчасти и это. Но старенькая авай (по-марийски мама), которой вот-вот исполнится 80, не сводила глаз со своего сына — заслуженного артиста России Максима Яндимирова, которого она видела на сцене театра им.М. Шкетана первый раз в своей жизни.

«После инсульта Яндимиров находился в коме. Два дня назад египетские врачи констатировали у актера смерть мозга, а вчера в 21.00 он скончался. Сейчас мы запросили у госпиталя информацию о расходах, чтобы понять, хватит ли страхового покрытия для репатриации тела», — сообщила представитель страховщика.

По ее словам, суммы страховки, чтоб покрыть все расходы на лечение и возвращение тела на родину, должно хватить.

Яндимиров родился 8 мая 1963 года. В 1980 году поступил в ГИТИС им. Луначарского на курс П.О. Хомского. С 1986 года, со дня основания Московского Экспериментального театра под руководством Вячеслава Спесивцева, работает в нем. Первая роль — Петрухи в спектакле «Плаха» по роману Чингиза Айтматова. За период работы в театре сыграл более 50 ролей. Одна из самых любимых — Мелькиадеса в спектакле «Сто лет одиночества» по роману Маркеса.

Играл Ромео в спектакле «Ромео и Джульетта», Леву Храмова в «Семи днях творения» В. Максимова, Кнурова в «Бесприданнице». В творческой биографии актера и детские спектакли: «Щелкунчик», «Храбрый портняжка», «Маленькая Баба- Яга» и другие.

Источник: Йошкар-Ола

Фото: Московский Молодежный Театр
под руководством В. Спесивцева

6 комментариев

Filed under Статьи

6 responses to “Максим Яндимиров породнил марийский и московский театры

  1. А Н О Н И М

    Аплодисменты в последний путь …
    Вечная память! Ценим, уважаем, горюем и сочуствуем родственникам.

  2. Аликсандер

    Максим Яндимиров не забывал шочмо-кушмо мланде — мари будут помнить Максима.

  3. Андрей

    Тудо (Макс — Москосо самырык артист-влак тудым эре тыге маныт ыле) чӱчкыдын йыҥгырта ыле Марий Эл Радиош, икмыняр гана вияш эфирыште лийын — пеш яндарын мутлана ыле (марла). Пырля тунемын Иван Смирнов да Маргарита Медикова дене…

    Эх, тыгай айдеме-влак мемнан деч каят….

  4. Аноним

    Максима я тоже знала. Вместе отдыхали у Кокшаги в прошлом году. Он много декламировал тогда стихи .

  5. Аноним

    Вечная память Максиму!

  6. Тоня

    Помню Максима по театру. Удивительный человек!
    Вспоминается фраза Мелькиадеса, его героя: «Я умер от малярии в болотах Сингапура»… Но если верить Маркесу, Мелькиадес все-таки вернулся.

    Максим, ты всегда с нами.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.