Дюма перепутал марийцев с чувашами?

КОГО УВИДЕЛ АВТОР «ТРЕХ МУШКЕТЕРОВ», ПУТЕШЕСТВУЯ ПО ВОЛГЕ В СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКА

На своем веку берега Волги видели немало знаменитостей. Да и неудивительно: с незапамятных времен великая русская река служила мостом между Западом и Востоком. По Волге из Персии шли корабли, груженные восточными товарами, ходил по ней и тверской купец Афанасий Никитин, ища путь в заветную Индию.

А уж если плыть по реке вверх до Нижнего Новгорода и дальше, то не миновать Козьмодемьянска, стоящего на высокой горе на правом волжском берегу. Кто только не проплывал мимо этого небольшого городка, который жители ласково называли «Кузьмой».

Возвращаясь из сибирской ссылки, первый русский дворянский писатель-революционер Радищев отметил в своем дневнике за 1797 год: «17-е, середа. По восхождении солнца шли при тихой погоде до Козьмодемьянска, а тут на бечевой. Сей город стоит на скате горы, церквей — 6, меньше гораздо Чебоксар и, видно, купечество незажиточно, один дом получше, и тот деревянный. Не остановясь, плыли мимо».

Другой русский писатель и революционер, Герцен, посвятил Козьмодемьянску несколько страниц в автобиографическом повествовании «Былое и думы». Именно в Козьмодемьянске, несясь в повозке, запряженной тройкой лошадей, под гору, Герцен «въезжал на почтовых в 1838 год» — в лучший, в самый светлый, по признанию автора, год его жизни. В 1925 году Герцен еще раз побывал в Козьмодемьянске — уже как пароход, названный в честь писателя. На этом пароходе по Волге плыли писатели и газетчики Ильф и Петров, в дальнейшем прославившие Кузьму-Васюки в своем романе «12 стульев».

Положительно, Козьмодемьянску везло на мастеров пера. Прославленный автор «Трех мушкетеров» и «Графа Монте-Кристо» Александр Дюма-отец в своих «Путевых впечатлениях в России», путешествуя по Волге на судне «Лоцман», описал местных бурлаков: «Начиная с деревни Лисково, нам стали встречаться представители какой-то новой народности. Они походили на цыган и говорили на особом языке — не русском, не татарском и не калмыцком. Единственное занятие этих несчастных — тянуть волоком торговые суда… За 12 часов труда они получают 12 копеек… Они называются чуваши, и у них, по уверениям капитана «Лоцмана», есть столица, именуемая Чебоксарами. Полагаю, что они принадлежат к финским народам; почти все они христиане. Их одежда состоит из суровой холщевой рубахи, вышитой красным, и штанов, доходящих до колен. Я всегда их видел простоволосыми и босыми».

В XIX веке между чувашами и марийцами сторонние наблюдатели не видели существенной разницы. Марийцы называли чувашей «кук мари», тоже бурлачили, и одежда обоих соседствующих народов была похожей. И сказать, кого именно Дюма видел в 1858 году: марийцев или чувашей, сегодня уже невозможно. В дореволюционных изданиях горных марийцев нередко называли чувашами. Случалось и наоборот, когда чувашей принимали за горных мари. Немирович-Данченко, описывая свое путешествие по Волге в 70-х гг. XIX века, даже назвал Козьмодемьянск «полурусским, получувашским городом».

О Козьмодемьянске конца XIX века оставил свое свидетельство замечательный писатель Короленко в рассказе «Ветлуга». На пароходе с романтическим названием «Амазонка» он прибыл на козьмодемьянскую пристань как раз к местной лесной ярмарке и перед тем, как отправиться по Ветлуге на другом пароходе под названием «Любимчик», общался на пристани с местным обществом, состоявшим из матросов, бурлаков, босяков и грузчиков.

Схожие впечатления от Волги и Козьмодемьянска были и у Максима Горького, не раз проплывавшего на волжских пароходах по великой русской реке. Горький посетил Козьмодемьянск в июле 1899 года. И хоть пробыл он тут недолго — всего-то сутки, но вместе с редактором журнала «Жизнь» В. Поссе писатель смог познакомиться с городком, который наверняка отложился в его памяти и нашел свое отражение в произведениях Горького, живописавшего купеческий быт старой России.

Упоминали о Козьмодемьянске и другие писатели — Мельников-Печорский и Алексей Николаевич Толстой.

Так сложилось, что путешествие по Волге стало в обычае российских самодержцев. Петр I в 1722 г., Екатерина II в 1767 г., Павел I со своими старшими сыновьями в 1798 г. совершили плавание по этой реке, знакомясь со своими владениями и подданными. Павел I даже побывал в самом Козьмодемьянске, присутствовал на службе в местной Успенской церкви и остался весьма доволен выражением верноподданнических чувств со стороны здешних жителей.

Ожидали здесь в 1836 году прибытия и другого императора — Николая I, любившего, как известно, совершать инспекционные поездки и нагонять страху на чиновников. Но отчего-то царь вдруг переменил свои планы и не приехал. Мимо этого города по Волге плыли и Александр II, и наследник престола Александр Александрович (будущий Александр III).

Речные путешествия в старое время пользовались у зажиточной публики популярностью и считались весьма приятным времяпровождением. И Козьмодемьянск в таком путешествии — словно маленькая жемчужина, настоящее сокровище для тех, кто хочет узнать, какой была Волга во времена Островского и Горького, почувствовать очарование российской провинции.

Василий ВОСТРИКОВ

Источник: Йошкар-Ола

7 комментариев

Filed under Статьи

7 responses to “Дюма перепутал марийцев с чувашами?

  1. Tsikma

    Интересно, переведены ли о сием городе тексты финских исследователей, посетивших город в 19 и нач. 20-х годов. Например, Ю. Вихманн в своих путевых записях описывает, как местный исправник показывал им важность своей персоны в своей вотчине. По причине своего «великого ума» оный придрался к исследователю к дате на его визе и пугал арестом. Для разрешения данного вопроса Вихманну пришлось поехать в Казань в губернскую канцелярию. Там ему сказали, что все «о кей» и написали этому исправнику что он дурак. После этого тот готов был броситься в ноги и лизать сапоги, лишь бы Вихманн не стал жаловаться на его самодурство. А что приходилось терпеть от этого самодура горным марийцам? Вы читали роман Никона Игнатьева «Савик». Там есть персонаж — Его Величество Инспектор Сморкалов. Мне кажется как финский исследователь, так и марийский писатель написали об одном и том же типе. Вихман прибыл в Йоласал и выехал оттуда в конце января 1906г. Игнатьев в своем романе изобразил жизнь мфри и русских именно в этот период, период до Первой мировой войны.

  2. Никитин С.П.

    Дюма — Дюмой, Юмо ему судья. А стоит ли нам обращать внимание на его познания в области этнической картины Поволжья? — думаю, что нет. Вопрос в другом — мы часто обижаемся по прошествии времени, с поздним зажиганием. То не так о нас сказали, то не в ту национальность вписали, и т.д. Но ведь важно то, что происходит сейчас, ибо сегодняшнее — уже начало завтрашнего. И завтра будет поздно менять действительность, это надо было делать еще вчера.

  3. мари

    А с чего это Василий ВОСТРИКОВ все время называет Волгу великой русской рекой! Когда на ней славяне появились? И никогда русские не занимали всего ее протяжения. Мы что чужие на своей реке?

  4. Кофтунов

    Путают и сегодня. Вот на днях президента Латвии обозвали президентом Литвы. А левший друг Путина Жора Буш в Австрии обозвал эту страну Австралией. Не то бывает.

  5. Megazoid

    Что сказать — статья так себе товарищ Востриков — ни о чем к сожалению.

  6. Йо

    С чего взяли, что Васюки это Козьмодемьянск. Вот цитата из книги:
    «Разгневанный корреспондент пошел к капитану справляться о ближайшей остановке.
    – Сначала Юрино, – сказал капитан, – потом Козьмодемьянск, потом Васюки, Мариинский посад, Козловка. Потом Казань. Идем по расписанию тиражной комиссии.»

  7. Васюки-это Сундыри.

Добавить комментарий