Русский язык должен изучаться как родной для всех учащихся России?

О языке русском, языке родном и языке русском «неродном»

Россия – страна многих и многих языков. Русский, татарский, мордовский*, чувашский, якутский, осетинский, аварский, чеченский… Более чем на 160 языках (данные переписи 2002 г.) говорят представители разных народов России. Наша родина в этом отношении поистине страна уникальная. Нигде в мире такого языкового разнообразия (языкового богатства) нет.

Язык (национальный) есть прежде всего картина бытия того или иного народа. Его образ мира. Образ, обретённый, выстраданный им в веках. Образ, несомненно, дорогой для него и единящий его с другими народами и всей нашей планетой.

Вот славянские языки: русский, украинский, белорусский… В являемом в них образе мира человек обретает себя как существо живое и становящееся, ищущее соборных форм бытия, ищущее и видящее высокий смысл во всём и вся, являет себя как существо боговдохновенное, как существо, ищущее отвечать за всё и вся… (многие и многие классические славянские тексты дают основания об этом говорить).

Вот языки финно-угорские: мордовский*, удмуртский, марийский… В актуализируемом в них образе мира человек обретает себя как друг и соратник матери-природы; обретает себя как существо, коему многого не надо, но нужно то, что даёт ему согласие с самим собою и всем живым, его окружающим, с теми, кто рядом с ним, кто, как и он, живёт своей чудной жизнью… (тексты «Калевалы», скульптуры С.Эрьзи, рисунки и поделки мордовских школьников внимательного человека убедят в правильности сформулированного).

Вот тюркские языки: татарский, башкирский… В являемом в них образе мира человек узнаёт себя как ищущего единого и бесконечно правильного; узнаёт себя как того, кого красота – красота природы, красота женщины и пр. – властно влечёт к себе… (татарские сказки, татарская поэзия убеждают в этом).

Вот языки…

Всякий язык отделяет и чудно сближает своего носителя с миром других людей.

Многообразие языков в России ставит проблему перед государством в сфере образования. Как сберечь языки народов России? Как удовлетворить потребность всякого гражданина думать и говорить на родном для себя языке?

По сложившейся традиции эта проблема решается следующим образом. Государство в лице образовательного учреждения предоставляет возможность ученику изучать как свой – в современной российско-минобразовательной терминологии – родной язык, так и язык русский как язык государственный. Родной язык может изучаться как предмет, как язык, на котором ведётся обучение в начальной школе; как язык, на котором ведётся обучение на протяжении всего школьного времени (есть и такие школы в субъектах России). Как изучать родной язык – решает само образовательное учреждение с учётом мнения родителей своих учащихся.

Разумеется, проблем в изучении языков народов России много. Много их по объективным причинам. Образование – реалия и сложная, и деликатная. В образовании необходимо всё предусмотреть, и прежде всего необходимость получить выпускнику то образование, какое не закроет ему путь в современном российском социуме: в нём ему жить. Язык же не то, что может быть легко изучено, осмыслено и использовано. Язык, как об этом писалось выше, есть целый мир, каковой надо познавать и познавать. Тем не менее подчеркнём: Закон об образовании РФ создаёт необходимые предпосылки для реализации права представителей народов России изучать материнский язык.

И языки народов России в школах страны изучаются. Изучаются как язык обучения (Татарстан, Башкортостан), как язык обучения в начальной школе (широко распространённая практика в стране), как предмет (национальная школа в самых разных регионах страны), как факультатив.

Полагаем, вектор развития изучения родных языков (то есть не русского в терминологии Министерства образования и науки РФ) в стране избран в целом верно. Родной язык становится всё в большей степени предметом внимания государственных структур субъектов РФ (республик, краёв, областей и пр.). Языки татарский, мордовский*, башкирский, чувашский, чеченский и др. в сфере образования занимают соответствующий им статус.

Высказавшись по общим вопросам изучения языков народов России, перейдём к тому, каковой нас беспокоит. Каково соотношение в образовательной сфере между языками родными и языком русским как языком государственным? Это вопрос государственной важности. От того, как он решается, зависит самочувствие всей страны, всего государства.

Соотношение в образовательной сфере между языком русским и языками родными выстраивается прежде всего по основанию «родной-неродной». Есть язык родной – татарский, башкирский, чувашский и др., и – для значительной части учащихся – есть неродной язык – язык русский. Русский школьник, соответственно, языки других народов воспринимает как неродные для себя.

Этот подход к восприятию языка школьниками, их родителями, педагогической общественностью был заимствован советской школой у школы дореволюционной (школы до 1917 г.). Этот же подход остаётся господствующим и в современной российской школе. Школа России в 90-е годы, следуя логике вычленения в стандарте федеральной и национально-региональной частей, всемерно поддерживала противопоставление языка родного и языка государственного. Школа поколений новых образовательных стандартов (школа нашего времени, школа 2010 г.) также не отказывается от указанной терминологии и соответственно выражаемых ею реалий (семантических, идеологических и пр.). Де-юре и на практике она реализует в своей деятельности указанный подход.

Указанное соотношение между языком русским и родными не безобидно, не малозначимо для самочувствия российского социума в его современном состоянии. Указанное соотношение создаёт предпосылку для отдаления – языкового, духовного, политического – человека одной языковой традиции от человека другой. Парадоксально, но именно на государственном уровне (уровень образовательных стандартов РФ) противопоставляются языковые миры человека русского и человека, связанного с той или иной другой этнической традицией нашей страны, противопоставляются миры людей, говорящих на разных языках России (миры угро-финские и миры тюркские и т.д.).

Термины «родной» и «неродной» с историко-культурной, социокультурной, политико-культурной точек зрения неприемлемы для современного российского социума. Обращение к понятиям «родной» и «неродной» предполагает формирование соответствующего отношения к образу мира носителей того или иного языка, предполагает жёсткую иерархизацию этого отношения. Естественно, иерархизация в случае приятия обсуждаемой парадигмы отношения к языкам индивидом осуществляется в направлении поддержки того, что интерпретируется им как родное, и снижения статуса того, что понимается как неродное. Полагаем, возникновение в российском социуме нашего времени (начало 90-х годов и современность) явлений, воспринимаемых людьми разной этнической принадлежности как чужих для них, теснейшим образом связано с наличием в образовательных стандартах противопоставления родного и неродного языка обучения.

История нашей страны человеку внимательному к этническим вопросам давала и даёт ориентиры корректного разрешения проблемы языковой политики в сфере образования. Отношение к языкам у народов России исторически сложилось следующее. Все языки российские суть не чужие для живущего в нашей стране. Язык русский для всякого живущего в России есть либо первый родной, либо второй родной язык.

Русская языковая картина мира в силу особой своей природы (открытость и общая подвижность русского взгляда на мир) вбирала в себя смыслосемантику многих и многих языковых традиций (тюркских, угро-финских и пр.), становилась в этом близкой носителям последних, обретала себя в этом подлинно русской (открытой иным). Именно потому русские языковые миры и стали мирами чуваша, удмурта, осетина и пр. Именно потому и миры чуваша, татарина, мордвина, лезгина, карачаевца однажды странным образом (странным на первый взгляд) стали нечужими для природного славянина – русского человека. В особенности это чувствовали великие русские писатели. В текстах А.Пушкина, М.Лермонтова, Л.Толстого, А.Куприна и других русских классиков миры народов России предстают как удивительно близкие прежде всего для русского человека. Миры Бэлы, Казбича (М.Лермонтов «Герой нашего времени»), Хаджи-Мурата (Л.Толстой «Хаджи-Мурат») суть миры и русского, с интересом и симпатией всматривающегося в жизнь восточных народов, человека.

Подчеркнём: формулируемое нами отношение к языкам (русскому и иным) не навязано людям теми или иными государственными указами в дооктябрьское или советское время; это отношение выстрадано россиянами в веках их совместного исторически комплиментарного проживания на просторах нашей родины – Руси-России. Это отношение на эмотивном уровне в том или ином виде (даже при формальном его отрицании индивидом) присутствует в поведении всякого из россиян: русского, башкира, удмурта, якута, аварца и прочего. Отрицать это может лишь не живший в России, не знающий её или не желающий знать её как страну миров многих и многих языковых традиций, единящихся (при этом остающихся самими собой) на основе смыслов русской языковой картины мира.

Государство в лице соответствующих структур обязано учесть обозначенную нами реалию. В нормативных документах должна присутствовать норма-ориентир отношения гражданина России (субъекта образовательного процесса) к языку русскому и языкам мордовским, татарскому, якутскому и др., поддерживающая объективно существующие процессы в российском социуме. Эта норма (контекст изучения языков) нами видится следующей.

Все языки в России суть языки родные для её граждан. Нет в России языков отдельных. Все они, включая язык русский, есть одно целое (хотя и множественное). Антиномия «родной-неродной» в сфере изучения языков России выводится из пространства нормативных документов. Язык русский осмысливается индивидом либо как первый родной, либо как второй. Язык татарский, мордовский*, осетинский и пр. интерпретируется им как первый родной; все остальные для него суть вторые родные языки.

Язык русский рассматривается как родной для всех граждан России и как язык государственный. Принципиально и первое, и второе положение.

Первое положение подвигает индивида относиться к языку русскому как нечужому для себя, как близкому себе. Как тому, что бесконечно дорого для него, что и есть он как истинный; как тому, что светлым образом связано и с его первым языком (если речь идёт о татарине, мордвине и пр.).

Второе положение указывает индивиду на то, что изучение этого первого или второго языка важно и с социальной, и социокультурной, и политической, и иных точек зрения. Причём важно для него не как стороннего для русской культуры в стране гражданина, а как для того, для кого она родная. Русская языковая традиция есть основание культурного события всех народов России.

Ответим на возможные в связи с сформулированным вопросы. Таковых нам прежде всего видится два.

Первый. Можно ли говорить о языке как родном (нечужом), если ты его не знаешь? В России можно. Можно, потому как смыслосемантика языка, которого не знаешь (мордовского, татарского и др.), действительно не чужда для тебя. Она как близкая тебе явлена и в поведении человека другой языковой традиции, и актуализации им на русском языке тех или иных нечужих для тебя смыслов. Обратимся, к примеру, к такой ситуации. Материнский язык для индивида – русский. А живёт человек в окружении людей финно-угорской языковой традиции. Языка своих собеседников человек хорошо не знает. Общается с людьми на русском языке. И видит, как его собеседники в общении ищут средоточения на чём-то глубоко локальном и близком, на том, в чём непременно человек себя являет со стороны именно человеческой. Конкретное и конкретное, то, в чём виден весь человек и что составляет драму и счастие нашего бытия, – вот предмет общения в финно-угорской среде (нами использованы наши обобщения в связи с обсуждаемой проблемой в отношении смыслосемантики финно-угорской картины мира). Но разве нечто подобное не встречается в текстах А.Пушкина (сказки писателя), Л.Толстого (малые жанры писателя), Н.Лескова (повести, очерки и др.) и др. русских классиков? Миры угро-финские не чужие для русского языкового сознания. Когда-то они в указанном виде вступили в русское языковое сознание и изменили его, дали ему новый вектор бытия. Потому и язык мордовский* или другой финно-угорский – не чужой для русского человека.

Второй вопрос. В чём уязвимость рассмотрения русского языка лишь как государственного и как языка межнационального общения, а не как одновременно и второго родного?

Действительно, почему не ограничиться теми формулировками, каковые представлены в Законе об образовании РФ? Пусть отношение к русскому языку будет как к государственному и как к языку межнационального общения в России. Об уязвимости этого положения в определённой степени мы писали уже. Тем не менее выскажемся определённее, так как этот вопрос важнейший.

Статус государственного предполагает выполнение языком в обществе прежде всего функции политической. Речь идёт об актуализации в языковой ткани русской речи в процессе обучения в средней школе того, что обслуживает государственную сторону бытия гражданина России, то есть того, что позволяет гражданину России быть понятым (не более того!) в сфере юриспруденции, политики, производства, бизнеса, культурного досуга, военного дела и пр. Изучая это в русском языке, индивид многое познаёт в нём. Вместе с тем относящееся в языке к сфере государственного бытия человека есть лишь его (языка) малая часть. Сведение русского языка к этой части в общественной жизни чревато отрицательными последствиями.

Человек, изучающий язык не как родной, а как некое, помогающее ему лишь ориентироваться в тех или иных политических реалиях, – такой человек на этом языке не сможет заниматься творчески ни наукой, ни культурой, ни техникой, ни чем-либо иным полножизненным. Именно поэтому, к примеру, к XVI–XVII векам в Европе её выдающиеся представители настаивали на том, чтобы к Богу их народы обращались на родном языке, а не на латыни. В связи с этим хочется задаться вопросом: в субъектах РФ (губернии, Республика Татарстан, Башкортостан и др.) русский язык изучается только как государственный? Если так, тогда кто же в стране будет заниматься наукой, техникой, искусством, предпринимательством, культурой и прочим жизненно необходимым для страны?

Заметим, что и сам термин «государственный» (язык) для человека, выросшего в России, весьма и весьма уязвим. «Государственное» для россиянина есть по меньшей мере некое, связанное лишь с обязанностью, часто непонятной, вносящей разлад в духовное бытие человека и пр.

Русский язык как язык межнационального общения. И эта реалия далека от идеала. Термин предполагает узкие рамки использования русского языка – рамки общения людей разных национальностей. Общение, при всей важности его статуса в общественной жизни человека, есть одна из её (жизни) сторон. Творческая деятельность человека, его религиозные и культурные искания, научная сфера бытия человека и многое другое часто напрямую не связаны с общением. Эти стороны бытия человека обретают себя в его индивидуальных интенциях.

Разумеется, язык откликается чутко на то, в какой сфере его используют – в сфере общения или в сфере индивидуального искания истины, образа, переживания и прочего. Образовательный стандарт, ставящий целью явить русский литературный язык только как язык межнационального общения, обедняет русскую речь со стороны её высоких смыслов, гносеологических семантик и прочего.

Русский язык должен изучаться и как язык государственный, и как язык межнационального общения, и как язык родной для всех учащихся средней школы России. Привнесение в указанное положение константы «родной» автоматически максимально раздвигает границы содержания языка как предмета изучения. Русский язык как картина бытия, удерживающая в себе миры М.Ломоносова, А.Пушкина, А.Суворова, братьев Аксаковых, Ф.Достоевского, К.Циолковского, В.Вернадского, С.Есенина, Д.Менделеева, С.Королёва, Ю.Гагарина, С.Эрьзи и других выдающихся представителей русской культуры (в широком значении этого слова), – вот денотат предмета «русский язык» как родного языка для школьника.

Изучение русского языка как родного есть условие вхождения россиян в миры русско-всемирной (термин и понятие Н.Ф. Фёдорова) культурной традиции.

Сформулировав видение проблемы соотношения в образовательных стандартах языка русского и нерусского, укажем на условие, при котором предлагаемое может быть реализовано. Речь идёт об отсутствии в главном документе об образовании – Законе РФ – понятия «русская культура как единое образовательное пространство в России». В Законе об образовании РФ есть федеральное пространство, есть региональное пространство. В Законе говорится о национальных традициях. Нет в Законе упоминания о русской образовательной среде как ценностном субстрате всех образовательных традиций.

Законодатель не решается это сформулировать отчётливо и безапелляционно. Не решается по настоящее время (см. версию федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования). Именно поэтому и противопоставляются и компоненты образовательные в стандартах (федеральные и региональные), и языки – родные и неродные.

Когда же и кто на себя возьмёт ответственность внести в образовательные документы то, что реально существует в русско-российском мире?

А.А. ГАГАЕВ,
зав. кафедрой гуманитарных наук МГУ имени Н.П. Огарёва,
доктор философских наук, профессор,
г. Саранск

П.А. ГАГАЕВ,

зав. кафедрой филологического образования Пензенского института развития образования,
доктор педагогических наук, профессор,
г. Пенза

Источник: Литературная Россия

* нет мордовского языка, есть эрзянский и мокшанский языки (MariUver)

6 комментариев

Filed under Статьи

6 responses to “Русский язык должен изучаться как родной для всех учащихся России?

  1. Кофтунов

    Словесный понос руссификаторов — язык притеснителей родной язык для всех покаренных народов. Не смешно. Арабы говорят — как ни повторяй халва халва во рту сладче не становится. В 70х годах с этой идеей как бы от имени госп Рашидова тоже распространялись пока не забыли. Коротка память у кремлерощенных философов.

    Только из-за национального притеснения разрушился СССР. Политические и экономические безобразия были у большинства людей на втором плане пока конечно не стали кормить рогами и копытами. Потому что уничтожение языков, к чему стремятся русские нацисты, означает уничтожение народов. Покажите какому народу надоело жить.

  2. Аноним

    «Вот языки финно-угорские: мордовский*, удмуртский, марийский… В актуализируемом в них образе мира человек обретает себя как друг и соратник матери-природы;»
    «Конкретное и конкретное, то, в чём виден весь человек и что составляет драму и счастие нашего бытия, – вот предмет общения в финно-угорской среде (нами использованы наши обобщения в связи с обсуждаемой проблемой в отношении смыслосемантики финно-угорской картины мира).»

    Вот эти две цитаты, взятые из текста уважаемых филологов совершенно не стыкуются,они противоречат друг другу. Если взять наши реалии, марийские языки, например, во многом построены на образном видении мира, мир речи насыщен образами, да, в основном, жизнь человека соотносится с миром природы. Это не конкретное, а очень объемное, наполненное всей гармонией мира восприятие и выражение. Другое дело, что в этой своей сути он еще не понят учеными, так как очень скудные средства направляются , вообще, на изучение национальных языков. Советский период был тяжел для нормального развития литературного языка из-за партийного давления, вмешательства, уничтожена большая часть передовой, мыслящей интеллигенции репрессиями.Уничтожались тиражи литературных произведений. А марийские языки в свое время с целью экономии , вообще, пытались политической волей скрестить. Прекращен прием студентов для изучения горномарийского языка в высшей школе и в данный период. Поэтому разговорный язык наших молодых современников, людей среднего возраста намного беднее, чем речь пожилых людей.
    А то, что предлагается для изучения — русский язык и литература для национальных школ — да, это на самом деле, очень скудный материал, не дающий полного представления о предмете, не позволяющий в должной мере усвоить это богатство и безусловно необходимый в современном жизненном пространстве багаж.
    Да, все, о чем здесь говорится, и родное, и «неродное», нужно изучать глубоко и в полной мере.Насчет понятий о компонентах в образовании, считаю, тоже нужно задуматься.

  3. инордец

    «в субъектах РФ (губернии, Республика Татарстан, Башкортостан и др.) русский язык изучается только как государственный? Если так, тогда кто же в стране будет заниматься наукой, техникой, искусством, предпринимательством, культурой и прочим жизненно необходимым для страны?»

    А что, в Татарстане и Башкортостане первобытное общество?

  4. Магомет Барахоев

    Шовинистская статья.
    Родной язык бывает только один.
    Русский язык на Кавказе — язык колонизаторов.

  5. Кофтунов

    Родной язык бывает только один.

    Необязательно. Бывает и по несколько языков. Лично у меня два родных языка. На одном говорю с родителями, на другом с детьми. На одном в деревне, на другом в городе. Оба языка родные. Бывает родным становится язык пришельцев, колонистов, оккупантов. Все зависит от сложившейся жизни, мировоззрения которое приходит от родителей или близких людей и окружающей культуры или идеологии. У угрофинов в смешанных семьях вырастают русские, а допустим у якутов якуты. Такая там традиция. У большинства цыган нет высокой культуры, но язык у них святое дело.

  6. Ларчик

    Особо суперанского в статье ничего не нахожу. Ну, занимаются люди одним делом уже давно, специализируются. Могут что-то сказать, но могут маленько и мозги запудрить. Тут нельзя рот разевать. А так то, что происходит на сайте способствуют продвижению в направлении правила » не сотвори себе кумира». Это очень ценный совет по жизни. Часто мы руководствуемся эмоциями. Маоло когда спокойено, созерцательно смотрим на мир. В жизни полно дерьма. Сейчас все развивается свободно. А вот по-настоящему ценное найти в жизни трудно.

Добавить комментарий