Ингерманландцам России не хватает учителей родного языка

Председатель Санкт-Петербургского добровольного общества ингерманландских финнов Inkerin Liitto Владимир Кокко рассказал ИА REGNUM Новости о том, чем финны отличаются от русских, почему в России сложно выучить финский язык, что такое лютеранская нравственность и почему Финляндия активно сотрудничает с Северо-западными регионами России.

Владимир Адольфович, каковы главные задачи сообщества ингерманландцев?

Цель сообщества в том, чтобы сохранить ингерманландских финнов как этническое сообщество. Задача эта сложная. На сегодняшний день на этой территории из 6 млн. жителей ингерманландских финнов — 12 тысяч. Это капля в море, поэтому естественная ассимиляция выглядит вполне реальной перспективой — это первый вызов.

Другой вызов для сообщества ингерманланцев — это отъезд ингерманландских финнов в Финляндию. С 1990 года финское государство предоставило им право на репатриацию. Репатриация довольно… смешная, учитывая то, что мы живем на этой территории уже больше 350 лет, поэтому ясно, где родина, а 20 лет назад выяснилось, что у нас две родины. Правда, у евреев еще смешнее, они через 2 тысячи лет репатриируются…

Теперь финское правительство планирует ингерманландскую репатриацию прекратить. Мы не во всем понимаем политику Финляндии в данном вопросе, она, конечно, станет одной из тем для обсуждения в рамках заседания Парламента Зарубежных Финнов.

Ассимиляция — это плохо?

Естественная — нет, это… как закон природы. Плохо — когда альтернативы нет. Выглядит это так: современные ингерманландские финны на 90% состоят в смешанных браках, в таких случаях разговорным семейным языком как правило, становится русский, что очень легко ведет к утрате языка (финского), а с ним и идентичности… Беда, что, у ингерманландцев нет возможности учиться на родном языке. К примеру, если вы родились в Токсово (поселок в Ленинградской области), и вы русский, то вы имеете возможность учиться на родном языке, а если вы финн — то нет.

В то же время, до 1938 года на территории современной Ленинградской области было около 300 учебных заведений, в которых велось преподавание на финском языке. Большинство из них были начальными школами, но были и другие. Мой дед получил высшее образование на финском языке — в Ленинграде! Но с 1938 года учебные заведения были переведены на русский язык и выросло два поколения людей, лишенных финского в школе.

Что мешает в настоящее время наладить обучение финскому на Северо-Западе?

Прежде всего, то, что в Санкт-Петербурге, учителей финского языка практически не готовят! Есть кафедра финно-угорской филологии в Санкт-Петербургском государственном университете — на пять бюджетных мест. Там действительно хорошо учат финскому языку, но выпускники этого факультета совершенно не мечтают о карьере учителя.

Хороших учителей финского языка готовят в Петрозаводске. Более того, их там некоторый избыток. Но они не могут переехать в Ленинградскую область и в Санкт-Петербург — слишком невелики зарплаты учителей. А если они и переезжают, то предпочитают работать в финских фирмах. Кроме того, учителям негде повышать квалификацию. Мы (Inkerin Liitto) стараемся организовывать такие курсы, но больше в Санкт-Петербурге повышать квалификацию в финском языке негде.

Потребность в финском в России возрастает?

Это вопрос, который меня мучает! По статистике на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области живут 12 тысяч финнов. Из них лишь треть так или иначе владеют финским. А вот по результатам переписи населения 2002 года в Санкт-Петербурге по-фински говорят 10 тысяч человек. То есть русских, которые выучили финский язык больше, чем финнов, которые владеют им как родным. Это говорит о какой-то фантастической популярности финского языка!

Фантастическая популярность финского языка?

Я в свое время работал в школе, в которой преподавался финский язык как основной иностранный. В нее везли детей со всего Санкт-Петербурга. Это для меня до сих пор тайна! Учить финский — это как учить санскрит. Тратить время надо на нормальный язык, широко распространенный. Может быть, играет роль близость Финляндии, то, что многие жители России открывают там бизнес, покупают недвижимость?

А кроме языка — финского, какие еще элементы национального самосознания ингерманландских финнов важны?

Культурные традиции, приверженность конфессии… Вот если бы мы разговаривали 50 лет назад, то ингерманландский финн автоматически означало бы — лютеранин. А сегодня — уже нет. Я знаю тех, кто не имеет никакого отношения к религии, также все больше и больше финнов становятся православными. И наоборот! В лютеранских приходах (в Колпанах, в Колтушах) весьма велика доля людей нефинского происхождения.

Если вспомнить, что на протяжении истории было очень много смешанных браков, то финское происхождение — это условно или нет? Кто такой ингерманландский финн? Где провести грань между русским и финном?

Нигде! Эта грань внутри человека. Я знаю огромное количество людей, которые считают себя русскими, при том, что оба их родителя — финны. Знаю и тех, кто при небольшой доле финских кровей считает себя финном. Это выбор человека, свободный выбор! Который нужно уважать.

Вообще национальная идентичность — это часть вашей идентичности. А она, последняя, состоит из многих кусочков. Вы идентифицируете себя как, например, молодой человек, как петербуржец, как поклонник группы ДДТ, как пенсионер… одна из составляющих — это национальная идентичность. У одного она занимает 10%, у другого — 80%. Все индивидуально. И если мы хотим выращивать свободных и гармонически развитых людей, то надо понимать — если часть идентичности зажата, то это нехорошо.

Ингерманландский финн отличается от финна финляндского?

Конечно. Самое главное отличие в том, что мы, ингерманландские финны, никогда не были финляндскими гражданами. В Финляндии нас относят к зарубежным финнам. Последних в мире за пределами Финляндии живет около 1 млн.200 тысяч финнов. И все кроме нас — потомки финляндских граждан. Финляндское гражданство, как понятие, появляется с 1809 года (в 1809 году в составе Российской Империи было создано Великое Княжество Финляндское, первое собственно финляндское государственное образование), к тому моменту наши предки уже жили на территории Ингерманландии.

Кроме того, судьба ингерманландских финнов неразрывно связана с Россией. Когда здесь появился Санкт-Петербург, это было огромным подарком! Для наших предков открылись рынки труда и сбыта Санкт-Петербурга. А культурное влияние! Это великое преимущество, которое потянуло наш народ резко вверх! Но с другой стороны, мы разделили с русскими и войны, и революции и сталинские репрессии, в жернова которых попали и ингерманландцы. И поэтому историческая судьба ингерманландских финнов иная, чем у финляндских финнов.

Я изучал характер ингерманландских финнов и заметил, что у нас есть… синдром репрессированного народа. Я спрашивал у тех, кто родился в 60-е годы, чувствуют ли они себя репрессированными, и они говорили — да! Когда в семье такая атмосфера — «папа сидел, дядя был в ссылке» — это очень крепко оседает в сознании. Кроме того, социальные условия жизни в России повлияли на национальный характер. Финляндский финн — это даже не индивидуалист. Это индивидуалист в квадрате. Он уверен, что в жизни все зависит от него. Такой характер — следствие того, что финны жили хуторной системой и были всегда лично свободными. А в России сначала мы попали под действие крепостного права и жили в деревнях, а не на хуторах, а потом были колхозы. В результате у ингерманландских финнов сформировался коллективизм, который, кстати, свойственен большинству народов бывшего СССР.

А есть специфические финские черты характера?

Я бы выделил уважение к труду. И уверенность финна в том, что все зависит от этого и он должен много работать.

В 1935-36 годах «убийц Кирова», среди которых были и ингерманландские финны, высылали в Среднюю Азию и в Казахстан. И я встретил однажды финна с медалью «Заслуженный хлопкороб Казахской СССР». У них была фантастическая работоспособность и умение выживать. Это общее для всех финнов качества. Еще нас — финнов — объединяет лютеранская вера. Даже тех, кто не является верующими — мы все равно выросли в лютеранской морали: аскетизм — это хорошо. Даже если ты богат — это не надо явно демонстрировать. Надо быть честным. Надо быть чистым. Это лютеранская нравственность, которая…на самом деле, она исходит из прагматизма.

Ингерманландцы в России тесно общаются между собой?

Мне сложно сравнивать с другими национальными объединениями, но думаю, что мы один их самых хорошо организованных народов. Не менее половины входят либо в лютеранский приход, либо в общество «Инкерин Лиитто». Половина — это очень много! Разумеется, есть люди, которые живут далеко либо более или менее осознанно порвали с финским сообществом. Хорошо, когда это сделано добровольно. Плохо, когда это происходит из-за того, что у человека просто нет возможности знать родную культуру и родной язык. Мы такие возможности стараемся создавать.

Вы сотрудничаете с Финляндией?

С первых дней существования сообщества мы старались поддержать контакты с финским государством. Дело в том, что наша культура пострадала в годы репрессий, настольно, что остались, по существу, руины. И нам не имеет смысла преподавать финский язык, если мы не будем уверены, что существует страна, где этот язык развивается.

У нас до 38 года было финское радио, был финский театр. Писались романы по-фински. Мы отчетливо понимаем, что этого больше не будет, но мы знаем, что это есть где-то еще. Так что нам необходима морально-культурная подпитка из Финляндии.

Ощущение корней?

Да. Осознание того, что этот язык что-то стоит.

Идея независимой Ингерманландии…

Если под сомнение ставится целостность Российской Федерации, то пора применить закон. Меня же эти заявления не интересуют до тех пор, пока они не звучат на финском, а соответственно, ингерманландцы не являются их авторами. Если появятся слова на финском, то я начну разбираться.

Если вспомнить историю, то расцвет ингерманландского национального движения приходится на 1917 — 1918 годы. В это время было проведено три общеингерманландских национальных съезда, на которых были сформулированы задачи движения. И даже тогда, когда нас было 150 тысяч, мы выступали за расширение преподавания финского языка, за укрепление его позиции в регионе — и ни за что больше. Так что никто из ингерманландских финнов задачи создания независимого государства перед собой никогда не ставил. Ибо мы в основном адекватные люди.

Финское государство участвует в поддержке общества Inkerin Liitto?

Реализован ряд совместных проектов с финляндским государством. Так, в Санкт-Петербурге и в Ленинградской области построены на финские деньги дома ухода за престарелыми, возникли связи по линии трудоустройства. Эти проекты финансировались Финляндией из средств, выделенных на развитие приграничного сотрудничества. Но политика финского государства — в том, чтобы создать некоторую базу, на которой мы можем самостоятельно развиваться. То есть, не вечно кормить нас рыбой, а научить ее ловить. С 2007 года финансирование закончено, но мы продолжаем конструктивно работать. Так что, видимо, чему-то мы научилось.

Как вы полагаете, для чего Финляндия вкладывает деньги в приграничное сотрудничество?

Фонд приграничного сотрудничества направлен на улучшение жизни на приграничных территориях. Зачем это нужно: если на приграничных территориях будут голод и беда, то все будут стремиться переехать в Финляндию…

Поэтому лучше заблаговременно позаботиться о безопасности атомной электростанции, финансировать модернизацию канализации Санкт-Петербурга, думать о развитии предпринимательства в Карелии. Финский прагматизм налицо везде и всегда. Можно называть его и разумной политикой.

Справка:

Ингерманландия (финск. — Inkeri) — территория, лежащая между реками Нарвой и Ладогой (часть территории современной Ленинградской области). Название происходит от названия реки Inkerejoki (финское название р. Ижоры).

Древнейшими жителями Ингерманландии являются финно-прибалтийские народы водь и ижора. В начале XVII века Ингерманландия оказывается под властью Швеции. и Территория заселяется переселенцами из Восточной Финляндии (которая в тот период являлась частью Швеции), которые составили основу финноговорящего населения, продолжающего жить в современной Ингерманландии и в наши дни. В 1640 году финны составляли 40% населения приневских земель, а к концу XVII века — около 75%. На сегодняшний день ингерманландцы составляют порядка 0,2% всего населения Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Inkerin Liitto («Ингерманландский Союз») — добровольное общество ингерманландских финнов. Цели сообщества — развитие культуры и языка и защита социальных и имущественных прав ингерманландцев. Действует на территории исторической Ингерманландии и в других районах России, кроме Карелии, где интересы финнов-ингерманландцев представляет Ингерманландский Союз Финнов Карелии. «Инкерин Лиитто» основан в 1988 г., официально зарегистрирован 30.01.1989. «Инкерин Лиитто» принимает участие в работе Парламента зарубежных финнов, основанном в 1997 г., он представляет ингерманландских финнов в движении финно-угорских народов и в Организации непредставленных стран и народов (ОНН).

Источник: ИА REGNUM

Оставьте комментарий

Filed under Статьи

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.