Почему дерутся в союзе художников?

От эстетических споров до репрессий

Исключенный из Союза талантливый удмуртский художник Вячеслав МихайловНе правы те, кто думает, что художник — исключительно мирная профессия, что бородатые и не очень мастера кисти, резца и карандаша заняты только творческими думами и их воплощением. Уже с десяток лет в Союзе художников Удмуртии кипят нешуточные страсти.

Еще во времена председательства Петра Елкина он разделился на две группы — реалистов и концептуалистов. Первые проповедовали сохранение отечественных традиций, вторые — ошарашивали, эпатировали, требовали внимания к своему искусству, которое их старшие коллеги за оное не признавали. Ничего странного в этом нет, нормальное явление для людей творческих профессий, которые занимают разные эстетические позиции.

И вот опытный Елкин, заработав болезнь сердца на разборках и противостояниях, покинул свой пост. Но стабильности не наступило. Теперь на первый план вышли финансовые претензии, которые, собственно говоря, всегда в этом Союзе фонили и накладывались на все остальные. Запахло судами. Следующий председатель Расиф Батыршин за нанесение материального ущерба организации уже через несколько месяцев был переизбран. Вскоре подоспело «дело» другого живописца — Вячеслава Михайлова.

Он не силен в бухгалтерии

Рассказ Расифа Батыршина о произошедшем — субъективное мнение человека, который видит события со своей колокольни. Он признает, что попал на руководящий пост, связанный с материальной ответственностью, не разбираясь в правилах ведения отчетности.

«Мне не дали набраться опыта. За девять месяцев ничему не научишься. Когда меня избрали председателем, я оставил ту же ревизионную комиссию, что была при Елкине. Ее членом был и нынешний председатель Союза К.Ф. Резницкий. Ожидал от них помощи, поддержки, а получил «нож в спину». К тому моменту в кассе Союза художников было пусто. На заседании правления мне сказали: крутись, проводи платные мероприятия. Я сдал помещение Выставочного зала в аренду под коммерческую выставку «Восковые фигуры». Деньги за выставку не в карман положил, а передал в бухгалтерию Союза художников.

Тем временем я начал изучать документы и нашел в Художественном фонде злоупотребления. Построили гараж, а оплата за работы выглядела явно завышенной. Указал на это и спросил членов ревкомиссии: куда вы глядели? И тут они, очевидно, решили предпринять контрмеры. Начали собирать компромат и побежали в прокуратуру с этими бумагами. Следствие шло долго, дело закрывали, но по очередному заявлению снова открывали и, наконец, закрыли окончательно по сроку давности. Судья понимал, что все это сильно раздуто и, несмотря на мою финансовую наивность и провинность, не стоит выеденного яйца.

— Почему, на ваш взгляд, вы проиграли последующий суд в 2007 году по поводу вашего восстановления в Союзе художников?

— Новый председатель правления Резницкий представил документы, которые произвели соответствующее впечатление. Например, признание директора Фонда Журавлева в том, что я принуждал его выплачивать мне лично разные суммы за картины, не оформляя это по правилам. Как я мог его принудить? Он делал это добровольно, тем более что его дочь работала кассиром Союза художников.

— Что за картины?

— Союз по традиции дарит их знатным юбилярам, родственным организациям, с которыми работает. Я дарил свои пейзажи, а потом директор Фонда выплачивал за них деньги по очень низким расценкам — две тысячи за картину. Был такой случай — женщина помогла нам отремонтировать подвал Выставочного зала после того, как там прорвало канализацию. Мы решили в знак благодарности вручить ей пейзаж. Я делал это по-простому, не зная, что все надо протоколировать и оформлять.

Комментирует председатель Союза художников УР К.Ф. РЕЗНИЦКИЙ:

— Батыршин лукавит, когда утверждает, что он невинная овечка, которая ни в чем не разобралась. Он выпустил приказ от 19 марта 2004 года, в котором ответственность за организацию бухгалтерского учета возложил на себя. Во время его руководства проходила проверка Министерства финансов УР. В представлении от 24 августа 2004 года, подписанном министром В.В. Бельтюковым и начальником управления бухгалтерского учета и отчетности Минфина И.А. Крючковой, зафиксированы значительные нарушения порядка ведения кассовых операций, инструкции по бухгалтерскому учету, переплаты при начислении отпускных, отсутствие учета материальных ценностей, необоснованное списание расходов при отсутствии подтверждающих документов и так далее. Так что он прекрасно знал о своих нарушениях.

Однако Р. Батыршин утверждает, что Минфин подготовил справку по результатам проверки документов в основном периода работы предыдущего правления СХ. Он не оспаривает свое переизбрание как председателя Союза. Но не согласен, что его лишили членства по обвинению нанесения материального ущерба. Это требует подтверждения суда, а суд не состоялся.

Сосед по мастерской

— Я вступился за Батыршина. Его оболгали. Расиф не взял себе ни одного лишнего рубля. Заработанное за аренду пошло на зарплату — ему самому, главбуху, смотрителю. Полученное из Худфонда за его картины нельзя расценивать как нанесение ущерба Союзу. Ведь его картины чего-то стоят. Неправильное оформление документов — да, было. Но надо было помочь, разобраться, а не сразу тащить человека в уголовный суд, — начал излагать свою версию случившегося Вячеслав Михайлов, сосед Р. Батыршина по мастерской. — К тому же дважды наказывать за одно как-то не принято. Сняли с руководства Союза — и хватит, но зачем еще исключать? Мы написали письмо в Москву в Союз художников России в его защиту с требованием восстановить. Подписали около двадцати человек. Но Резницкому показали этот список, он стал их всех по одному запугивать, и некоторые отказались от своих подписей. У нас в Союзе сейчас какой-то 37-й год.

— А у вас лично какие претензии к новому правлению?

— С меня требуют заплатить долг по аренде мастерской в размере 27 тысяч рублей, хотя правление его уже погасило. Такие большие суммы «висели» над несколькими мастерскими, и моей в том числе, с той поры, как мэрия ввела для нас огромную арендную плату. Вопрос этот с депутатами решили. В этом заслуга К.Ф. Резницкого. Но он требует, чтобы художники все же внесли оплату в кассу Союза. У меня лично таких денег нет.

— Как получилось, что вас исключили из членов Союза художников?

— Сам не знаю. Однажды пришел в Союз и узнал, что уже не состою. Получил выписку, где говорилось, что я совершил грубое нарушение устава, опорочил честь и достоинство членов СХ.

По-иному смотрит на дело Михайлова председатель Союза художников УР. Он показал объяснительные записки двух ветеранов Союза — обоим за 70, заслуженных и народных художников Удмуртии, которые обижены на Михайлова. (Я поговорила с одним из них, и он подтвердил факт ссоры и потасовки после банкета по случаю открытия юбилейной выставки в Увинском районе). Самому Резницкому Михайлов предложил убираться в Екатеринбург, откуда тот приехал. Надо заметить, что и члены правления галантерейным обхождением не отличаются. Тот же К. Резницкий называл Батыршина прилюдно вором, не имея на руках соответствующего подтверждения суда. В конце концов Михайлов получил от одного темпераментного художника адекватный ответ в виде тумака.

Чем отличается творческий союз от силовых ведомств?

На мой взгляд, тут нет ни однозначно правых, ни однозначно виновных. Но как ни крути, а нарушение финансовой дисциплины Батыршиным — факт. Также не отвертеться и Михайлову — обиды нанесены. А уж по какому счету отвечать — решать членам Союза, головного российского и регионального. И те, и другие высказались за исключение. Это общественная организация, которая живет по своему внутреннему закону — уставу. «Вернет Батыршин деньги, вмененные ему в вину, извинится Михайлов — посмотрим, может быть, восстановим в Союзе, — говорит Резницкий сурово. — Пусть скажут «спасибо», что не лишили мастерской. Пока. Зато будет неповадно другим. Пусть знают, что так мы будем поступать с каждым, кто позволяет себе нарушать законы и оскорблять товарищей».

А колесо ссоры покатилось дальше. Если поначалу в основе конфликта лежал материальный момент — зарабатывание денег, их оформление, уплата налога, аренда мастерских, то постепенно, по мере накала страстей, художники и сами не заметили, как перешли на национальные аргументы. А ты кто такой, а откуда ты родом, я на своей земле и прочее. А другая сторона — потрясать Уголовным кодексом.

И все же я недоумеваю: «Почему вы не поговорили со Славой Михайловым, не разобрались, не повоспитывали, наконец?» — «Я не воспитатель детского сада, а Михайлов не ребенок. Мы его, кстати, прежде чем исключить из Союза, приглашали на собрание, чтобы услышать объяснения, почему он так поступил. Но он не пожелал явиться», — объяснил свою позицию Резницкий.

Результат конфликта — очередной раскол. Группа художников зарегистрировала новое творческое объединение «Ижкар». «Это вынужденная мера, — комментирует Юрий Лобанов, автор эскиза удмуртского флага и герба. — Союз художников сегодня — оплот традиционализма. Современному концептуальному и молодежному искусству там нечего делать.

К.Ф. Резницкий доволен: «Мы наконец-то навели порядок в Союзе художников. Показали, что у нас не место хулиганам и растратчикам».

Однако не все так просто. После исключения Батыршина и Михайлова половина членов Союза перестала посещать общие мероприятия. Открытия выставок в зале на Пушкинской проходят без зрителей, о чем «Удмуртская правда» не так давно писала. Некогда сплоченное, хотя и самовольное, шумливое сообщество распалось. Жизнь замерла. Она ушла куда-то в другие места — в мастерские, в неформальные сообщества, на иные выставочные площади.

Резонанс

Происходящее в Удмуртии не осталось незамеченным художническим сообществом России. Первыми откликнулись соседи, с которыми наши мастера всегда поддерживали тесные контакты — проводили совместные выставки и акции. Особенно возмутило коллег исключение из Союза Вячеслава Михайлова — на сегодня одного из ведущих национальных художников Удмуртии. В редакцию пришли по электронной почте письма из Москвы, Башкортостана, Татарстана, Мордовии.

«Союз художников Республики Татарстан выражает свою озабоченность по поводу ситуации, сложившейся в Удмуртском отделении ВТОО «Союз художников России», связанной с исключением заслуженного деятеля искусств Удмуртской Республики, яркого и самобытного художника В.И. Михайлова. Считаем, что оно является поспешным и необдуманным. Мы призываем художников Удмуртии найти компромисс. Проявите чуткость и мудрость по отношению друг к другу! Раскол в творческом объединении может повлечь за собой ряд необратимых и негативных последствий для Союза в целом. В Татарстане подобная ситуация уже имела место. 15 лет существовали две творческие организации, но недавно на XIV съезде принято решение об их объединении». Подписали это письмо председатель СХ Татарстана З.Ф. Гимаев и заместитель А.Р. Ильясова. К их мнению присоединились Хамза Шарипов, руководитель творческой группы «Тамга», руководитель творческого объединения «Чингисхан» из Республики Башкортостан Василь Ханнанов. Горячее письмо в защиту Михайлова прислал вице-президент Международного фонда развития культур финно-угорских народов, заслуженный художник и лауреат Республики Мордовия профессор Андрей Алешкин. «Удивлены странной ситуацией, сложившейся в Удмуртии», — пишут члены Международного фонда искусств имени С.Д. Эрзи (Москва). Президент Фонда М.К. Журавлев хорошо знает обоих художников и считает их выдающимися деятелями национального искусства. Их произведения с успехом выставлялись в Хельсинки, Таллине, Саранске, Перми, Москве и заслуживали восхищения публики. Автор письма надеется, что у руководителей Союза художников Удмуртии возобладает здравый смысл и они положат конец нелепой распре.

Свое отдельное мнение высказала по поводу случившегося в Союзе художников председатель Союза журналистов Удмуртской Республики Людмила Прокошева: «Я вообще против исключения членов творческих союзов. Зачем? Эти двое в первую очередь художники, и Союз обязан помогать им в решении творческих проблем. Если хорошо поискать, то в любом Союзе можно найти людей, которые по пьянке где-то и кого-то обидели. Так что — исключать всех подряд? С ними надо поговорить, разобраться в причинах. То же касается и национальных претензий. Национальные ярлыки навешать легче всего. Но умный человек этого никогда делать не будет. Все это, как правило, завязано на экономическом интересе или связано с творческой неудовлетворенностью. Вот тут и надо искать причины. Наш Союз ни разу не подавал в суд ни на одного своего члена. Мы только защищаем наших людей в судах. И это, я считаю, правильно».

Остается подчеркнуть, что Союз художников — общественная организация, практически — профсоюз творческих работников, и его задача — помогать им, а если возникают конфликты — гасить, а не раздувать. Наша ситуация, возможно, не доросла до таких масштабов, если бы в стране был принят закон о творческих союзах, который «застрял» в Госдуме России.

Нина ПУЗАНОВА

Источник: Удмуртская правда

Leave a comment

Filed under Статьи

Добавить комментарий