Власти Марий Эл пытаются выторговать у Центра дополнительные полномочия

markelov1На Охотный Ряд поступили первые антикризисные предложения областей, краев и республик России.

Многостраничный документ, представляющий собой обобщение полученных Госдумой данных, оказался в распоряжении «НГ». Некоторые инициативы местных властей, как выяснилось, ярко иллюстрируют нарастание в стране центробежных тенденций, а также тягу заксобраний к установлению в РФ некоего конгломерата парламентских республик. Эксперты объясняют ситуацию кризисным обострением взаимоотношений Центра и регионов, отмечая бесплодность такого рода попыток – в силу сугубой зависимости местных бюджетов от Москвы.

На предложение президента и премьера поучаствовать в обсуждении антикризисной программы правительства регионы ответили дружно. В документе, обнаруженном корреспондентами «НГ» в нижней палате парламента, перечислены инициативы 39 республик, краев и областей России. В ближайшие дни, по данным «НГ», и вторая половина регионов определится со своими инициативами. Пока же ясно одно – за несколько дней местные власти все это придумать не могли. Стало быть, требования к федеральной власти готовились заблаговременно, ожидая своего часа. И как только представился повод, регионалы выплеснули на Центр все свои обиды. Среди которых есть и претензии политического плана.

Больше полномочий – хороших и разных

Тяжелая экономическая и финансовая ситуация в стране подвигла местные власти к пониманию простой идеи – без изменений в государственном устройстве России, видимо, не обойтись. Крайне интересные предложения в этом смысле пришли, в частности, от Калининградской области. В качестве меры по снижению административного давления на бизнес власти эксклава считают необходимым коренную переделку в пользу регионов закона об общих принципах организации госвласти субъектов РФ. Чтобы, скажем, их руководители получили право предлагать Москве кандидатов на должности территориальных начальников некоторых федеральных органов.

В списке калининградцев – должности глав местных УВД, налоговой службы, регионального таможенного управления, подразделения миграционной и антимонопольной служб. Напомним, что примерно такой порядок существовал и раньше, пока хозяином Кремля не стал Владимир Путин. Именно в течение его первого президентского срока с двойным подчинением региональных структур ряда федеральных министерств и ведомств было покончено. Эта система потом стала называться строгим словом «вертикаль». И вот теперь пошли предложения ее если не разрушить, то хотя бы серьезно размыть.

Ведь тот же Калининград, в частности, просит «рассмотреть возможность установления прямого подчинения высшему должностному лицу субъекта РФ ряда территориальных органов федеральных органов исполнительной власти с передачей соответствующих полномочий на уровень субъекта». В смысле того, чтобы около десятка надзорных ведомств – по потребительскому рынку, здравоохранению, сельскому хозяйству, ведению земельного кадастра, регистрации собственности и т.п. – были напрямую подчинены исполнительной власти региона.

Член Общественной палаты, политолог Вячеслав Глазычев напоминает, что речь идет о «вечно спящем требовании регионов, которое проявляется при каждом удобном случае»: «Реконструкция 2000 года – введение округов и системы полпредов президента – была как раз направлена на разрыв плотных связей между губернским начальством и федеральными чиновниками в регионах. Поэтому этот номер не пройдет – категорически, ни при каких условиях. И сейчас не все идеально, но сращивание местной элиты – в высшей степени рискованное дело. Тут уже и слово «коррупция» не подходит – это просто органическая связка интересов: чиновничий олигархат, но в региональном измерении».

Заметим: в докризисное время Дмитрий Козак уже обещал – публично – реконструкцию структуры управления страны с резким сокращением представительств федеральных ведомств на местах. «Это правильно, – считает Глазычев. – Они в основном неизвестно чем заняты, что раздражает местные элиты». Политолог считает необходимым сократить представительства до минимума – «а может, и вообще отказаться от стационарного присутствия чиновников из Центра в регионе»: достаточно усилить аппарат главных федеральных инспекторов. Однако, отмечает Глазычев, «вот этого-то местные власти как раз и не хотят – потому что инспекторы точно ориентированы только на Москву, и в этом отношении свободны от давления властей региональных».

Тайные желания заксов

По поводу устройства местной власти у калининградцев тоже есть из ряда вон выходящая инициатива. В целях повышения политической и экономической конкуренции в стране они требуют в том же законе о структуре органов региональной власти записать: партия большинства в парламенте субъекта должна получать право на формирование региональных правительств. То есть речь фактически идет об отмене пресловутой вертикали уже на среднем уровне власти. И о введении вместо нее одного из ключевых элементов чисто парламентской республики. Понятно, что, пока везде в региональных парламентах сидит «Единая Россия», это может быть для Москвы и не опасно, но никто ведь не знает, какие партии и дальше станут выигрывать выборы на местах.

Требование передать заксобраниям функцию назначения высших региональных чиновников на места Глазычев считает очередным вариантом протеста против фактического назначения губернаторов. Он подтверждает: в основе задумки – идея регионального парламентаризма.

Усиление полномочий местных властей красной линией проходит и через антикризисные предложения Республики Марий Эл. Например, там есть положение, в соответствии с которым только с согласия главы региона в этом кризисном 2009 году должно проходить банкротство тех предприятий-должников, которые зарегистрированы в данной местности.

А Белгородская область требует по крайней мере информационной открытости органов госстатистики перед региональными властями. Чтобы на время кризиса они раз в месяц получали сведения о финансовом состоянии «своих» системообразующих предприятий, состоящих в спецсписках правительства. Власти Волгоградской области тоже хотят, чтобы у них было больше достоверной информации сверху о том, что же на самом деле происходит у них, внизу.

У Ивановской области, скажем, пожелания несколько иные – они просят не информации, а контроля за государственными деньгами, направленными на укрепление банковского сектора с целью их дальнейшего продвижения в реальный сектор. Ивановцы предлагают, в частности, дать местному филиалу Сбербанка 4 млрд. руб., предусмотрев возможность регионального контроля за их использованием.

Вообще-то, при всем многообразии и даже некотором своеобразии антикризисных предложений российских регионов практически все они требуют более жесткого контроля за деятельностью банков в целом и установлением банковских ставок в частности. Ряд субъектов РФ согласен на то, чтобы государство пристально смотрело только за теми банками, что получили поддержку бюджета и Центробанка.

Но отдельные регионы настаивают, что все кредитные ресурсы в пору кризиса должны подвергнуться госрегулированию. Вот и Республика Башкортостан, тоже выступая за жесткий надзор власти над кредитным рынком, дополнительно предлагает прямо в ходе кризиса принять программу реструктуризции банковской системы страны. Чтобы сохранить региональные банки, вроде бы еще работающие, но ожидающие худших времен. Причем возложить обязанности спасателей на системообразующие банки, которым перечислены большие государственные деньги. Для той же цели предложено ввести институт дилеров межбанковского кредитного рынка, который полностью находился бы под контролем и финансовой подпиткой со стороны ЦБ РФ.

Требования подобного рода, отмечает Глазычев, высказываются не в первый раз: «Башкирия чаще всего является спикером такого умонастроения». Эксперт указывает на более важную проблему: «Пропорция в пользу Центра (перераспределение доходов. – «НГ») 60% на 40% – понятна на 1999 год, но не имеет серьезных оснований в 2009-м».

Центробежные политические тенденции, отмеченные экспертами, опрошенными «НГ», стали естественным дополнением экономического кризиса. Неизбежность процесса, однако, не означает успеха предприятия. Не означает победы сепаратизма. Хотя бы в силу сугубой зависимости регионов от Центра. Однако оздоровление политической системы страны во многом зависит от глубины понимания Центром региональных проблем. В свою очередь, такое понимание зависит в основном от степени гласности обсуждения этих вопросов в поле публичной политики.

Отдельные антикризисные меры, предложенные регионами

Республика Башкортостан:

– рассмотреть вопрос о компенсации затрат на обеспечение деятельности исполнительных органов госвласти субъектов РФ в связи с осуществлением переданных им полномочий РФ.

Северная Осетия:

– нормативно ввести в практику деятельности банков предельную ставку по кредитам, выделяемым реальному сектору, в размере суммарной величины ставки рефинансирования ЦБ и 5-процентной маржи.

Астраханская область:

– предоставить налоговые каникулы строительным организациям, снизившим цены на жилье для социальных нужд.

Вологодская область:

– увеличение размера единовременного денежного пособия на каждого члена семьи (сейчас – 500 рублей) гражданам, переселяющимся в сельскую местность, до величины не ниже 5-кратного прожиточного минимума.

Костромская область:

– организовать подписание соглашений между военкоматами и учреждениями профобразования по призыву выпускников с целью предупреждения их постановки на учет в качестве безработных.

Источник: Независимая Газета

На фото: президент Республики Марий Эл Леонид Маркелов

Оставьте комментарий

Filed under Статьи

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.