Декан МГУ: жаль, что в России нет Языковой инспекции

remnjova_iziПочти полгода на филологическом факультете МГУ им. Ломоносова действует Центр балтистики, инициатором открытия которого была декан филологического факультета, профессор Марина Ремнева. В интервью DELFI М.Ремнева поделилась своими мыслями о перспективах развития Центра, системе образования в РФ, роли русского языка на постсоветском пространстве.

«Литовцев и латышей очень хорошо учат русскому языку как иностранному. Иногда даже не возникает ощущения, что ты говоришь с иностранцем», – отметила М.Ремнёва.

Марина Ремнёва – доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой русского языка, декан филологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова; специалист по истории русского языка и по старославянскому языку. Благодаря ее инициативе, в конце прошлого года на факультете был открыт Центр балтистики. С сентября этого года студенты университета смогут изучать литовский язык в качестве основного иностранного в паре с польским языком, а также стать специалистом литовского языка и литературы, изучать литовский язык как второй иностранный.

— Марина Леонтьевна, несколько слов о филологическом факультете и его истории…

— Мы считаем, что факультет возник тогда же, когда возник и университет – в 1755 году. Благополучно он существовал до 1917 года. После известных октябрьских событий из университета были изгнаны все гуманитарные факультеты как идеологические. Естественно, и вернули нас тоже как идеологический факультет. Решение правительства было принято 4 декабря 1941 года.

Сейчас на филологическом факультете МГУ имени М.В.Ломоносова 22 кафедры, несколько центров. Профессорско-преподавательский состав факультета насчитывает более 350 человек, среди которых более 100 докторов и около 240 кандидатов наук. Кафедры обслуживают русское, романо-германское, славянское, отделения. Недавно учреждена финно-угорская кафедра. А вот теперь у нас появился и Центр балтистики. Студенты будут обучаться литовскому и латышскому как первым иностранным языкам. Если у литовского языка в нашем университете есть своя традиция преподавания, то латышский мы преподаем впервые, как впервые в этом году мы набрали и группу студентов на эстонский как первый иностранный язык.

Хочу отметить, что недавно прошёл большой международный симпозиум, посвященный славянским языкам в мире, в рамках которого был проведен Круглый стол «Балтия – центр межкультурных и межъязыковых контактов». Это было интересно. Внимание ученых к балтийским языкам и культурам объясняется тем, что несколько веков существовало балто-славянское единство. На круглом столе были и лингвисты, и этнографы, и историки.

Симпозиум посетили и послы Литовской и Латвийской республик в РФ А.Винкус и Э.Скуя. Был также атташе по культуре Посольства ЛР в России Ю.Будрайтис, который на сей раз не выступал, но был прекрасен, как всегда.

— В одном интервью Вы сказали: «Если в системе образования мы станем держать равнение на Запад, боюсь, что не будем интересны для студентов-иностранцев». В чем уникальность системы преподавания в МГУ имени М.Ломоносова? В чем российской «пятилетке» в вузах проигрывает западная двухступенчатая система «бакалавр-магистр»?

— Наша система образования, в том числе и бывшая ваша, сложилась 250 лет назад; она совершенствовалась, менялась. В итоге произошло тонкое совмещение и противопоставление фундаментальных наук и специализации.

Фундаментальность российского образования – это и есть наша сила и особенность. Изучение фундаментальных наук открывает людям глаза на очень многое. Кроме того, у нас со второго курса начинается специализация, а с третьего также научная работа. Надо сказать, что я преподавала и в США, и в Канаде, и у меня такое ощущение, что кругозор наших ребят, понимание мира бесконечно шире, по сравнению с тем, что получают студенты в тех странах. И я считаю, что универсальность нашей системы образования – это самое главное, а специализацию по сути можно получить в течение нескольких месяцев, были бы фундаментальные знания.

Приведу пример. Как-то у нас был день встречи выпускников. Я расспрашивала, кто где работает. И вот один наш журналист задал вопрос: «А кто работает не в области филологии?». И поднялась приблизительно пятая часть выпускников. Журналист, наш выпускник, сказал: «Я неслучайно затронул эту тему. Я хотел показать, что филологический факультет готовит таких специалистов, которые могут найти себе место в самой неожиданной сфере. Базовое образование сильное».

— Как Вы относитесь к поступлению на Ваш факультет по системе Единого государственного экзамена (ЕГЭ)?

— Отрицательно. Это, по-моему, самая бредовая идея… Ведь когда по первым экзаменам определялось, где лучше всего знают русский язык, то выяснилось, что – в Якутии, Калмыкии, Ханты-Мансийске, Дагестане, Чечне. Самые высокие оценки были именно там. Что я могу сказать? Вывод напрашивается сам.

Так что я не верю в объективность этого экзамена. Кроме того, я попробовала выполнить задания ЕГЭ по русскому языку и пришла к выводу, что экзамен ничего не проверяет – ни грамотности, ни понимания школьниками грамматической логики, ни понимания семантического начала нашей пунктуации.

Отказ от экзаменационного сочинения мне кажется преступлением против нации. Ведь дети перестают читать книги и, соответственно, теряют связь с литературой, историей, с прошлой культурой. Они теряют связь с корнями, ведь по учебнику истории эти корни не выучишь, а российская литература воспитывает и эстетическое чувство, закладывает нравственные основы и патриотичность, что в наше время играет не последнюю роль. В итоге литература исчезает, так как ее учить не надо. А ведь что такое сочинение? Надо было прочитать произведение, проанализировать и понять, а потом изложить в соответствии с тем вопросом, который был задан в теме сочинения. Мало того, что ученики узнавали свою литературу, они учились мыслить. А теперь ЕГЭ рассчитан на то, чтобы мозги не работали в принципе.

— Марина Леонтьевна, в конце прошлого года на Вашем факультете Вы основали Центр балтистики. В чем, по-Вашему, особенность деятельности такой структурной единицы?

— Балтийские языки – это те языки, без изучения которых мы не можем по-настоящему учить студентов истории русского языка, славянским языкам, потому что очень много старого, архаичного сохранилось, например, в литовском языке. Я же читаю курс старославянского языка, и все время, хотя не умею говорить по-литовски, обращаюсь к литовским формам, потому что, не обратившись к ним, я не могу объяснить, как «krôt», «крутой» и «krañtas» связаны семантически.

Помимо всего прочего, это история народов, с которыми мы жили в единстве много лет назад – и совсем недавно тоже. Пусть ребята знают историю, культуру, литературу этих народов. Это очень важно. Интересно, что моей первой учительницей была латышка – с 4 до 8 лет я жила в районе Васюганских болот в Западной Сибири в окружении именно латышей и эстонцев. Трудно сказать, это ли подвигло меня бороться за открытие подобного отделения… Не только это, но я точно знаю, что мы должны знать историю и культуру друг друга.

С вильнюсскими университетами мы поддерживали отношения еще до создания Центра балтистики. Мы обмениваемся литературой, общаемся, и мне бы хотелось передать через Ваше издание привет профессору Гинтаутасу Кундротасу, декану филологического факультета Вильнюсского педагогического университета. Он был частым гостем нашего факультета. Именно он, наверное, в 90-е годы и натолкнул меня на мысль, что пора создавать Центр балтистики.

— 29 марта у вас состоялся День открытых дверей. Много ли абитуриентов заинтересовалось литовским языком?

— Вы знаете, пришли и попросились 3 человека, это очень много. А потом уже, в сентябре, пройдет набор в литовскую группу, и тогда, наверное, придет 9 человек, как в эстонскую группу, куда планировался прием 5 человек, а студентов приняли 9. Думаю, что литовским языком будут интересоваться.

— Вами выпущено немало интересных работ по истории русского языка, учебник старославянского языка, в котором много примеров из литовского языка. О чем Ваше последнее издание?

— Последняя книга, посвященная истории русского языка, называется «Пути развития русского литературного языка в XI – XVII вв». Я рассматриваю развитие языка книжной письменности и развитие памятников деловой письменности, в которых отражались особенности живого русского языка. И это сопоставление дает понять, что книжный язык и деловой древнерусский языки были разными и что это были не просто разные диалекты, а разные языки.

Интересно также, как в конце XVI – XVII вв. различие между этими языками начинает размываться. Так было положено начало возникновению того, что потом станет русским языком, и что потом опишет М.Ломоносов.

— Раз уж мы заговорили о русском языке, не могу не спросить вот о чем. В странах Балтии сложилась интересная практика преподавания русского языка как родного и иностранного. Как Вы оцениваете уровень подготовки русистов за границей?

— Вы знаете, я могу сказать только то, что литовцев и латышей очень хорошо учат русскому языку как иностранному. Иногда даже не возникает ощущения, что ты говоришь с иностранцем. У вас хорошо учат русскому.

— Как Вы считаете, можно ли сегодня говорить о роли русского языка как средстве международного общения?

— Конечно, ведь русский язык остается одним из шести языков ООН, он остается международным. У меня также остается ощущение, что он является языком международного общения между нами с вами, между бывшими республиками бывшего Советского Союза. Я думаю, что для нас изучение русского языка в принципе полезно, так как каждый язык развит по-своему, а взаимовлияние языков очень важно.

— В русском языке в странах Балтии все чаще появляются лексические регионализмы и литуанизмы (абсольвент, каденция, савивальдибе и др.). Что вы думаете об этом?

— В этих вопросах более компетентна руководитель Центра балтистики Ольга Владимировна Синёва. Но скажу, что пуризм никогда не был сильной стороной культуры, практически пуризм невозможен. Все, что должно проникнуть из одного языка в другой проникает, другой вопрос – останется ли. Ведь это уже не первый неблагоприятный период истории языков. Но в этом нет ничего страшного. Мы тоже все пронизаны американизмами, англицизмами.

Я даже сама смотрю телевизор и удивляюсь – зачем пускать в эфир столько американизмов. Говорите так дома, но зачем в эфир? Но я все равно отношусь к этому оптимистично. Все-таки язык – это саморегулирующаяся система. Язык выберет свой путь, он выберет, что оставить, а что убрать.

— Вы настроены оптимистично, а вот в Литве, например, есть Комиссия литовского языка, которая определяет, какие слова можно употреблять в общественной среде, а какие нельзя, и есть Языковая инспекция, которая контролирует и, кстати, штрафует.

— Ну что же, вы счастливые люди. Если бы у нас такая комиссия возникла! У нас, единственно, появился Закон о русском языке, который, к сожалению, не работает. В Законе говорится, что матом ругаться нельзя, но ровно в тот же день по телевидению показали Жириновского, который продемонстрировал нарушение этого закона. Что тут поделаешь?!

— У нас, кстати, штрафуют и русских, которые занимают высокие должности, но не говорят на государственном языке, на что наши читатели очень остро реагируют и пишут: «А вот в России такого не может быть».

— Да, действительно, у нас этого нет. Но, может быть, к сожалению. Я вот недавно смотрела грустный сюжет о трагедии в США, когда эмигрантов расстреляли в тот момент, когда они сдавали экзамен по истории Америки. Экзамен по английскому языку они уже сдали к тому моменту. А у нас не сдают ни экзамен по русскому языку, ни тем более историю. В итоге, договориться с таксистами в Москве и объяснить, куда ехать просто невозможно. Ему произносишь слово, он долго думает… и уже потом везет. А может и не довезти… (смеется).

— В заключение остается спросить, каким Вы видите будущее филологического факультета?

— Я его вижу в некотором совмещении твердо усвоенных традиций (без ЕГЭ!) с теми инновациями, которые вызваны новыми условиями жизни.

-Спасибо за беседу.

Наталия Зверко

Источник: DELFI

Оставьте комментарий

Filed under Статьи

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.