Инмар против Керемета

udm_musikl_iziВ театре оперы и балета идет первый удмуртский мюзикл

Мировая культура знает много любовных историй — красивых и большей частью грустных: Ромео и Джульетта, Лейла и Меджнун, Данте и Беатриса, Тристан и Изольда и так далее. В молодой удмуртской литературе появился сюжет об Айне, который родился поначалу под пером драматурга Игнатия Гаврилова, а потом — поэтессы Татьяны Черновой на основе народной легенды. Пьеса «Айна» Т. Черновой увидела свет в Национальном театре Удмуртии в 2000 году и имела большой успех, в том числе и на фестивале финно-угорских театров.

Замечательную музыку на основе бесермянских напевов написал к ней композитор Николай Шабалин. На открытии нынешнего сезона эта трагическая история рассказывается вновь, но уже в другом жанре и на другой сцене — Государственного театра оперы и балета Удмуртской Республики. Первый национальный мюзикл «На краю любви» коллектив посвятил 450-летию добровольного вхождения удмуртов в Российское государство.

Прямо скажем, от драматургической первоосновы остался только сюжет. Стихотворное либретто по нему, и довольно удачное, на наш взгляд, написал артист оперной труппы Алексей Городилов, а музыку — Валерий Шкурихин, оставив от Шабалина буквально три-четыре темы. Что еще сохранено от того старого спектакля? Работал над мюзиклом на пару с главным режиссером оперного Ларисой Химич Василий Ушаков и, очевидно, консультировал постановочную группу по части этнографии.

Герои здесь объединены не в любовный треугольник, а в четырехугольник. Айна и Бураш любят друг друга, Артану и Идай не повезло, они отвергнутые. Но если Идай достойно несет свой грустный жребий, то Артан хочет добиться любви Айны силой и деньгами. Но, как известно из всех народных легенд, любовь не купить и не взять. И героев, и конфликт, и сам сюжет можно назвать архетипичными, относящимися к первичным народным представлениям о мире и его управлении. С одной стороны — удмуртский бог Инмар, любовь, свет, Солнце, с другой — силы зла в лице Керемета, одетого на сцене в золотую рогатую маску. Разлучающий влюбленных Артан автоматически оказывается на темной стороне жизни.

Эту народную философию нашли в партитуре и подчеркнули постановщики мюзикла, выстроенного в ключе этнического театра. Когда открываешь клавир, обращаешь внимание на то, что в прологе появление каждого из четырех главных персонажей сопровождает мотив-характеристика, который потом идет с ними до финала. Но авторы спектакля, в том числе музыкальный руководитель и дирижер Игорь Сметанин, сократили и без того короткое вступление, оставив в оркестровом сопровождении пролога только две темы — тему любви, нежную, выразительную, теплую, и тему злого духа Керемета — резкую, скачкообразную, рисующую образ бога тьмы. Так, музыка спектакля сразу дает два противоположных начала, которые противостоят друг другу, и тем самым заявляет о себе замысел постановочной группы — соотношение цены и ценности, так определила его во вступительном слове к премьерному спектаклю музыковед и руководитель литературно-драматической частью Татьяна Горячева.

Эту мысль поддерживают все остальные соавторы представления. Художник Владислав Анисенков рассказывает о печальной судьбе Айны и Бураша цветом, светом, фактурой и формой сценического оформления. Простыми, но емкими средствами он создает на сцене место обитания героев — лес (удмурты называли себя лесным народом). Лес условен: с колосников спускаются длинные полосы-стволы из серебристой синтетической ткани, меняющей цвет под лучами прожекторов. Они становятся черными в драматической сцене нападения на Айну обезумевшего от любви Артана; серебристыми, светлыми, как березы, во время любовного дуэта Айны и Бураша, красными — на свадьбе Артана и Айны. Лес — не неподвижная субстанция, а живая, реагирующая на то, что случается на сцене. В финале сценический лес Анисенкова — снова серебристый, волшебный, светлый на фоне торжественного звучания хора «Любовь непобедима». Костюмы, как всегда у этого художника, тоже участвуют в действии. Так, золотое свадебное платье Айны хоть и не отвечает этнической традиции, зато играет знаковую роль — любовь Айны пытаются купить.

В музыкальном материале песен Айны и Идай присутствует тема любви, но она развивается по-разному: как светлая, лирическая в партии Айны и как грустная, щемящая у Идай. Две исполнительницы — сопрано Наталья Цигляева и меццо-сопрано Сусанна Барагамян — хороши, молоды, убедительны. Запоминается большая сцена Айны и Бураша, начавшаяся с песни Айны «Я никогда такою не была». Мелодию Шабалина Шкурихин обработал как типичный номер из западного мюзикла. Господствовавший поначалу в массовых народных сценах удмуртский мелодизм отступает, и звучат шлягерные песенные интонации, оркестр играет «легкий» эстрадный аккомпанемент. Победно шествует тема любви, переходя от духовых к струнным, а трубач Дмитрий Дудин тонкой вязью оплетает основную тему: его громкоголосый инструмент звучит на удивление пастельно и нежно.

Бураш тенора Максима Гаврилова — несколько ходульный правильный персонаж, цельная личность, которой несвойственны колебания. Он храбр, смел, но и беспомощен перед хитростью и коварством Артана, вдохновляемого Кереметом. Как нередко случается в театре, отрицательные персонажи забивают положительных. Вот и Артан в исполнении баритона Ивана Ардашева определенно вызывает понимание и сочувствие. Певец захватывает песней «Постой, Айна, не уходи». В голосе — страсть, мольба, сердечная боль, мучающая влюбленного, которому вроде бы все отпущено — и красота, и богатство, и ловкость, и настойчивость. Но как он этим распорядился? Жизнь Артана оказывается в руках злобного, циничного и жестокого Керемета (Юрий Пуршев).

Музыкальная сторона мюзикла основана на двух началах — удмуртском мелосе (это сцены свадьбы, ритуальных весенних танцев) и нейтральном эстрадно-песенном (в сольных номерах). В партии Артана слышится даже танго. Можно спорить о том, насколько органично слились в музыке языческое и современное. Оркестровое джазовое сопровождение призвано наладить между ними баланс. Но удалось ли? В интерпретации И. Сметанина оркестр живет звучно, полнокровно, набирая мощные кульминации. На втором премьерном спектакле за пультом стоял молодой дирижер Алексей Фомин. Он держится других приоритетов и привлекателен в тонкой звуковой работе, его эмоциональность более интимная, сдержанная.

В мюзикле широко и подробно представлены этнографические сцены, которые производят незабываемое впечатление. Это танцы девушек (постановка Николая Маркелова), хоры (хормейстер Людмила Елисеева). Отличительная особенность постановки — ее концертность. Режиссеры как бы нарочито отказываются от связок между номерами — вокальными, хоровыми, танцевальными, что отсылает к народному театру, внешне наивному, но мудрому.

Это последняя работа трагически погибшей за два дня до премьеры главного режиссера театра оперы и балета Удмуртии Ларисы Химич. Ее лебединая песня. И словно в память о ней на сцене дважды появляются белые девушки с крыльями — как символ вечной любви, красоты, солнца и неба. Как говорят артисты, Ларисе Львовне очень нравились эти птицы.

Нина ПУЗАНОВА

Источник: Удмуртская правда

2 комментария

Filed under Статьи

2 responses to “Инмар против Керемета

  1. Петан

    Хорошая рецензия. Словно побывал на премьере. Стало тревожно. Нельзя играть таким образом как Керемет. Он очень сложный, ответстенный персонаж в мифологии марийцев, У восточных, Керемет является божеством государственности: — власти, суда, правопорядка. Это одна из ипостасей, проявлений Всевышнего — Юмо у мари, Инмар у удмуртов. Заголовок неверный. Почитайте Ю.Калиева о культе Керемета.

  2. Йорикайн

    Был он молодым не верил ни в Керемета, ни в Инмара… Решил ночью вместе со своими друзьями поглумиться или погламурничать в сященном месте. Слегка выпив бормотухи, придав себе уверенности, туманным взором и робким шагом направились к возвышенности испытать судьбу….
    Войдя за границы не видимой черты, начали визжать, кричать, скакать, как вдруг, что то хрустнуло и боль ударила в отравленный алкаголем мозжечок. Это была его нога, а другой участник этого шабаша повредил глаз. С тех пор эти друзья не очень долюбливают такие места связаные с удмуртами и где-то сидит этот страх неведомый,зверинный…
    Кто не грешен особенно по молодости, а тем более начинающие art-художники!

Добавить комментарий