Марийский молебен в деревне Калмаш

Марийская традиционная религия – Юмын йÿла — по сей день остается островком непознанного и таинственного: хотя она старше христианства и ислама на несколько тысяч лет, изучена она так мало, что даже ученые затрудняются с ее определением в ряду мировых религий: религию мари называли и языческой, и единобожием, и даже огнепоклонством. Лишь в последнее время появились первые научные труды, посвященные марийской религии, которые приоткрыли покров тайны над этой одной из древнейших религий человечества. Но независимо от определений, МТР, вне сомнения, является одной из самых гуманных концепций бытия человечества, основанной на гармонии с окружающим миром.

Давнее желание принять участие в марийском молебне и своими глазами увидеть марийский религиозный обряд заставило меня предпринять этим летом поездку в деревню Калмаш Калтасинского района Республики Башкортостан. Напутствие моих земляков, московских мари, укрепило меня в намерении посетить моление с тем, чтобы «проторить дорогу» тем, кто тоже хотел бы приобщиться к религии наших предков. Возможно, моление на горе Чумбылат более многочисленное, но мне хотелось посмотреть марийское моление именно на практике, в естественном бытовании, там, где проведение марийских религиозных обрядов не прекращалось даже в годы Великой Отечественной войны.

Моление – кÿсö – проходило в июле в день нарождения новой луны, 6 июля. По марийской традиционной религии обряды проводятся по лунному, а не солнечному календарю.

Я была наслышана о карте – священнослужителе этих краев Шамрате Шамыкаеве уже давно, и личное общение с ним на VIII Всемарийском съезде только подтвердило мнение о нем, как о неординарном человеке. Священное знание обладает собственной силой. Проводник светлой энергии – юзо вий – сам должен быть искренним, честным, прямодушным человеком, только тогда его моление будет услышано богами. У мари не принято говорить о сбывшихся надеждах, но общая благодарность Шамрату наводила на мысли об исполнении чаяний участников молений. Свою роль сыграло также и личное приглашение этого уважаемого человека.

И вот после душного поезда мы уже в автобусе, следующем из Нефтекамска в Калтасы. Красоту калтасинских предгорий не передать словами…Мало таких мест на земле, при виде которых хочется петь душой! Нежные пролески и аккуратные поля, покрытые утренней росой, сонные еще деревушки в мягком облаке зеленых садов – все вокруг дышит невинной чистотой свежего июльского утра. Автобус то ныряет в уютные долины, то взмывает на вершины холмов, и открывающиеся просторные дали заставляют восклицать от восторга! Мимо пролетают километр за километром, приближая нас к священнодействию, и настроение у нас – словно перед большим праздником.

…Аккуратная круглая священная роща мари – кÿсото расположена у подножия горы чуть поодаль деревни Калмаш. Проехав по широкой центральной улице Калмаша, подъезжаем к священной роще. Здесь нас встречают деревенские женщины, одетые в белые национальные одежды. Белый – цвет праздника, особенно выделяется на фоне буйной зелени разросшихся деревьев – у мари запрещена вырубка деревьев священной рощи. По преданиям, тех, кто осмелился нарушить этот запрет, ждет тяжкое божье наказание.

Местные жители встречают нас с радостью, словно долгожданных гостей. На машинах подъезжают другие участники молебна. Знакомимся с Калиевым Юрием Алексеевичем – первым и пока единственным марийским доктором философских наук, профессором Бирского пединститута. Он приехал сюда с двумя сыновьями, которые снимают на видео проведение молебна.

Юрий Алексеевич – автор научных трудов по марийской философии, неразрывно связанной с МТР, в разговоре сетует на малое количество философских трудов – миру еще только предстоит открытие не только марийской религии, но и уникальной марийской философии.

В глубине рощи тянет дымом жертвенного костра. Костров два. Один – жертвенный, второй – вспомогательный. У костров – онаеҥ Шамрат и специально назначенные помощники карта. Юрий Алексеевич замечает, что из рода в род переходило не только звание карта, но и звание его помощников. Так обеспечивалась преемственность священных знаний и точное исполнение обряда, где каждое движение и слово наполнено особым потаенным смыслом.

Происходящее на ровной, расчищенной поляне священнодействие напоминает мистерию. Предметы называются не обычными бытовыми, а иными словами. Например, поляна становится «столом» — «ÿстел», молоко назывется не «шöр», а «сÿвö», огонь – не «тул», а «апа». И сами молящиеся ощущают себя иначе – не зрителями, а участниками великого таинства.

Нас проводят по ходу солнца по краю поляны к высокой, ровной липе, которая в данном обряде становится «онапу» — священным деревом. Возле нее горит толстая восковая свеча. Липа опоясана лыком. На лыке – красные отметины. Это кровь жертвенной белой овцы, приобретенной на средства жителей деревни. Под липой разостланы полотенца. На полотенцах – подношения участников моления. На кÿсö принято приходить с блинами, завернутыми в чистое полотенце, круглой чашкой и ковриком для колен. Еще одно условие – чистой должна быть не только одежда, но и тело и мысли. Поэтому накануне все участники моются в бане, а в священной роще запрещено ругаться, думать о плохом, сквернословить, курить и пить спиртные напитки. Невольно вспоминаются слова русского ученого Н.П. Рычкова, писавшего о марийской религии в 1770г.: «Сие есть лучшее из всех размышлений: ибо уподобляться своим предкам, сохранять их непорочные нравы похвально и для других народов».

Начинается моление обращением карта. Онаеҥ громким звучным голосом начинает молитву, обращаясь к онапу. Рядом стоят его помощники, участники – по краю поляны на войлочных молельных ковриках.

Слова молитвы отдаются в глубине кÿсото, наполняя пространство особой энергетикой. Создается ощущение, что к этим словам прислушивается весь свет – ведь и молимся мы обо всех людях на свете. Еще раз поражаешься, насколько веротерпима марийская религия – в молитве нет слов отвержения других религий, наоборот, ласковая забота обо всех народах, живущих рядом с мари, о счастье, о мире, об исполнении природного порядка. Это, наверное, самое большое отличие МТР от остальных религий – в марийской вере нет понятия наказания за уход от веры. Марийская традиционная религия всеобъемлюща – человек здесь такая же равнозначная часть единой гармоничной Вселенной, в которой нет разделения на христиан и мусульман, расы или нации. Легкая, светлая, наполненная оптимизмом и бесконечной терпимостью, наполненная желанием помочь человеку достойно прожить свою жизнь – только такая религия и смогла бы прожить тысячелетия, не обращая никого без его личного желания и не ставя целью оправдать грех насилия.

Торжественность и приподнятость моления в естественном храме – среди высоких, стройных деревьев подчеркивают столбы света, проступающие сквозь крону деревьев. Кажется, что свет идет не от солнца, а наоборот, вверх от молящихся. Чувство родства от единодушного обращения к Великому Доброму Белому Богу наполняет сердце необыкновенной радостью и тихим трепетом. Преклонив колени, мы повторяем вслед за картом – «Аминь!»

По окончании молитвы карт освящает приношения, в специальных пиалах смешиваются по три кусочка от каждого приношения и мед. Помощники карта по одному проходят по солнцевороту и с молитвой выливают содержимое в огонь. Это – жертвоприношения богам второго порядка – богам семьи, богам земли и богам потустороннего мира. Затем из большого котла всем участникам раздают мясо жертвенной овцы, пробуют кашу, сваренную из муки, собранной от каждого двора. Кашу запиваем крепким ржаным квасом или бульоном. Женщины приносят освященные блины, меняясь блюдами, чтобы все попробовали выпечку разных хозяек.

Все косточки собираются в отдельную посуду и сжигаются во вспомогательном костре. Там же сжигается и белоснежная шкура жертвенной овцы – на поляне должна остаться первозданная чистота.

Наступает час личных молений. Участники берут в руки полотенце или салфетку и с нее выкладывают «надыр» — денежные приношения. Просят карта помолиться специально за кого-то из членов семьи или за весь род сразу. Молясь, карт просит назвать детей и членов семьи поименно. Моление происходит возле онапу, где во все время моления горит свеча. Красивое осанистое лицо карта горит вдохновением и не верится, что этому человеку уже больше 75 лет.

Получив благословение карта, участники отходят в сторонку и вполголоса делятся впечатлениями.

— Веришь – нет, а как он заговорил, меня словно пот прошиб, — говорит одна из женщин. Вторая подхватывает:

— Не говори, у моей снохи после моления радикулит как рукой сняло…

После последней реплики многие участники спешат поделиться случаями неожиданного выздоровления родных или разрешения каких-либо житейских проблем, свидетелями которых они стали после молений. «Шамрату – дано!», — заключают они многозначительно. Стоит ли говорить, что после моления и мы почувствовали в себе самые положительные изменения, и попутная машина нам попалась сразу же и довезла нас в соседний район до самого дома!…

Финальным аккордом моления стал густой освежающий ливень, пронесшийся над Калмашем. Добрый дождь означает добрый урожай. Хвала тебе, земля предков, где мы можем прикоснуться к великой тайне религии, в которой каждый человек не слуга, не раб, а часть доброй и гармоничной Вселенной!

Елена Минилбаева

Москва-Калмаш

1 Comment

Filed under Статьи

One response to “Марийский молебен в деревне Калмаш

  1. Мариец

    Башкирские марийцы молодцы.

Добавить комментарий